ПЕТРОВА МЕЛЬНИЦА

По рассказам моего деда,

Дмитрия Сергеевича Чертовских

После похорон Ефима Ивановича Перфильева, хозяина сельского кабака, все направились на поминки. В помещении кабака жена усопшего, Анна Парамоновна, накрыла столы, щедро выставив угощение и выпивку для односельчан.

— Жаль Ефима, — говорили за одним столом. – Деловой был мужик. Ишь, за два года и дом поставил, и кабак открыл.

— Да, жизнь мужиков изменил. Было, где раны на душе лечить.

— И что теперь? Как жить-то будем?

С другого стола обернулся огненно-рыжий детина:

— Думаю, Анна Парамоновна продаст всё и в город уедет.

— А работник их? Петька Тихонов. Его куда?

— Куда, куда? Туда же, откудова и пришёл.

Если послушать о чём говорили за другими столами, то всё об одном и том же – что будет с кабаком. О покойном говорили, но мало, да и то, те, кто сидел рядом с Анной Парамоновной.

Ефим Иванович приехал в село два года назад. Походил, посмотрел, с мужиками потолковал, да и уехал. А через две недели вернулся. Построил дом, завёз мебель. Половину дома оставил для жилья, а во второй открыл кабак, и всё у него ладно пошло, живи и радуйся. Но через два года скончался в одночасье от болезни сердца.

Вот теперь мужики и обсуждали, как они жить-то будут дальше.

Несколько дней после похорон мужское население горевало, как будто в мир иной ушёл самый близкий человек. Но вскоре село облетела новость, которая как чудесное лекарство взбодрило всех мужиков – кабак открылся!

К удивлению всех, кабак обслуживал Петька Тихонов или как его стали звать завсегдатаи кабака – Пётр Петрович. А через несколько дней к нему присоединилась и Анна Парамоновна. И пошла жизнь весёлая на селе.

Не прошло и года после похорон мужа, как хозяйка кабака вышла замуж за своего работника Петра. Шумной свадьбы не было, всё прошло скромно.

— Ах, Петька! И как это он сумел захомутать хозяйку? – говорили в народе.

— Да он и при Ефиме ещё глаз на неё положил!

— Будет вам языками чесать, Ефим из Петьки душу выбил бы, если бы заметил что.

— Поговаривают, что «молодые» ещё один кабак хотят открыть.

— Да ну? Ой, пойду наниматься к ним в работники.

— От жена тебе даст в работники! – за этой фразой последовал дружный смех.

Но всегда легче считать чужие деньги. И уже прибыль кабака была подсчитана односельчанами, и ждали открытия нового.

И дождались! На восточной окраине села начались строительные работы. Но чем больше строили, тем меньше было понятно, что в итоге будет построено. А когда приехали из города «специалисты», да стали привозить на подводах большие ящики, вопросов у мужиков только прибавилось.

— Пётр Петрович! – постоянно донимали мужики. – Что будет-то? К чему готовиться-то?

— Эх, мужики, — с молодым задором отвечал Пётр, — увидите! Такого вы точно ещё не видели!

Каждый день односельчане приходили на место стройки посмотреть на квадратное в три этажа сооружение из белого камня. А когда к зданию пристроили чёрную железную трубу, кто-то сказал: «Баня!».

Где на селе можно было узнать последние новости? Конечно, в кабаке.

— В воскресенье утром всех прошу на запуск паровой мельницы! – громко объявил Пётр.

Эта новость мгновенно облетела село и уже с вечера все стали собираться на праздник.

После службы в церкви всё село, как по команде, выдвинулось к месту будущего действия. Селяне заполнили весь двор, детвора расселась на заборе.

— Сельчане! – начал речь Пётр Петрович, взобравшись на пустой ящик из-под оборудования. – Сегодня я, с Божьей помощью, запущу мельницу, которая будет работать для вас.

Толпа одобрительно загудела.

— Эта машина, — продолжал он, — будет молоть зерно, обдирать гречку, рушить просо, выжимать масло из семян подсолнуха и конопли.

Гул толпы возрос.

Пётр соскочил с ящика, подошёл к воротам мельницы и открыл их. Взору толпы открылся зал, в центре которого на чугунной станине стояла огромная машина с маховиком, диаметром метра в четыре. С маховика внутрь  машины уходил широкий кожаный ремень.

Односельчане стояли, как завороженные, и смотрели, широко раскрыв глаза на невиданное чудо.

— Сейчас мы будем запускать машину. Прошу оставаться на месте и не шуметь!

— Смотрите! – раздался голос в толпе. – Василий, кузнец наш!

Все обратили внимание на человека, стоящего спиной к толпе у кузнечного горна, который располагался в стороне от машины. Кузнец явно что-то держал, но ничего не было видно из-за его широкой спины.

Но вот он повернулся. Все увидели, что в руках он держит клещи, а в них… раскаленный добела круглый диск. Василий подошёл к машине и вставил диск в отверстие, которое было в её корпусе.

В толпе пронеслось многоголосое «Ох!».

Тут же три здоровых мужика взялись за ремень и начали раскручивать маховик. Толпа незаметно начала раскачиваться в такт движению мужиков.

— Смотрите, смотрите! Чего это он? – кто-то указывал рукой на мужчину в длинном пиджаке, который залез на машину и встал на длинный рычаг.

Все взоры устремились на него, а он внимательно смотрел на маховик. В какой-то момент он подпрыгнул и с силой ударил ногами по рычагу, на котором стоял. В машине что-то чихнуло, труба выплюнула в небо сгусток чёрного дыма раз, другой, третий и маховик закрутился, набирая обороты.

В толпе на какое-то мгновение наступила тишина.

— Ура! — первыми закричали мальчишки на заборе, а за ними подхватили все стоящие.

Ещё несколько месяцев на данное представление приходили смотреть все от мала до велика.

Построенная в начале ХХ века мельница простояла несколько десятилетий, исправно работая. А в народе её так и называли – «Петрова мельница».

2018, ноябрь

ПЕТРОВА МЕЛЬНИЦА: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *