ЭЛИЗАБЕТ

ЭЛИЗАБЕТ

— Мама, — скромно и тихо заговорила дочь, — у нас ребята записались в спортивную секцию. Можно я тоже с ними?

— В какую секцию? – мама оторвала взгляд от книги и посмотрела на дочь.

— Ушу, — ещё тише ответила дочка.

— Ушу? Что это?

— О, это здорово! – вступил в разговор муж, сделав глоток пива из жестяной банки и добавил, — это такое боевое искусство, руками и ногами дерутся.

— Оленька, — большие и красивые глаза мамы стали ещё больше. – Ты же девочка. Какие там искусства драки? Ты что?

— Ну мам, у нас и девчонки записались, — умоляла дочь.

— Лиз, пусть идёт, —  муж сделал умоляющее лицо. — Тебе что, жалко?

— Костя, ну ведь…, — Лиза не находила аргументов, а две пары глаз умоляли и умоляли.

— Вот, если бы ты бросил своё пиво и пошёл бы туда, я поняла бы, а тут, девочка и … — мама махнула рукой, — идите, деритесь.

— Мамочка, спасибо! – дочь взвизгнула и побежала в свою комнату.

Константин допил пиво, смял банку и посмотрел на жену нетрезвым взглядом.

— Ну чё ты? В школе у неё пятёрки…

— Я же сказала пусть идёт. Ты бы лучше занялся делом.

— У меня законное время для отдыха, я сегодня норму выполнил, имею право.

— Норму по выпивке ты выполнил, это точно.

— Елизавета! – муж кулаком стукнул по диванной подушке.

— Ну тебя. Вечно одно и то же, — Лиза захлопнула книгу и ушла на кухню.

***

На тренировки дочери Лиза не очень обращала внимание. В школе всё у неё всё было хорошо, оценки в основном отличные, от учителей нареканий не было. По дому Оленька помогала, как и прежде, а вот свободного времени теперь было меньше, но дочь это не огорчало. Вначале, Лиза думала, что интерес к занятиям у дочери пройдёт и жизнь пойдёт по-прежнему, но Оля не только ходила на занятия после школы, но ещё и дома занималась. Правда, мать не могла понять, глядя на дочь, чем она всё-таки занимается.

И вот, после месяца тренировок, Елизавета решила сходить и посмотреть, что это такое за ушу, которое с большим интересом изучает её дочь.

Занятия проходили в городском Доме культуры. Название сего сооружения громкое, а вот в реальности… Одноэтажное неказистое строение, построенное в 50-х годах двадцатого столетия, на фоне современных зданий смотрелось странно. В смысле, со стороны сложно было угадать его назначение.

— Вы к кому? – задал вопрос вошедшей пожилой вахтёр, или как принято сейчас говорить – охранник.

— Я, мама Оли Степановой, она ушу здесь занимается, пришла посмотреть и познакомиться с тренером, — быстро проговорила Лиза.

— А, ну да, вон туда, — охранник указал рукой, — по коридору до конца и слева будет дверь в зал.

— Спасибо!

Когда Елизавета вошла в зал, занятия были в самом разгаре. Тренер, невысокий молодой человек в китайской одежде, недовольно посмотрел на вошедшую и молча, указал рукой на скамейку. Дочь она нашла сразу, та в центре группы занимающихся, делала непонятные движения руками и быстро перемещалась по залу, странно размахивая ногами. Лиза начала улыбаться, но чем больше она смотрела на действия дочери, тем больше логики она находила в её движениях, и вскоре происходящее стало нравиться.

— Здравствуйте! – поздоровался подошедший тренер. Засмотревшись, Лиза не заметила, как закончились занятия.

— Добрый вечер! – немного смущённо поздоровалась она.

— Вы что-то хотели?

— Да. Я, мама Оли Степановой.

— Очень приятно. Я, Андрей Алексеевич, тренер по ушу.

— Да, да, я это поняла. Я хотела посмотреть, чем дочь занимается.

— И как вам?

— Вы знаете, мне понравилось, хотя и не понятно.

— Поначалу всем так.

— А занятий со взрослыми у вас нет? – весело спросила Лиза.

— Чисто взрослой группы нет. Если хотите заниматься, приходите вместе с дочкой.

— Ну, здесь же дети и подростки, — выражение недоумения появилось на лице мамы девочки.

— А какая разница? Чем и хороши эти занятия, можно вместе заниматься и взрослым и детям, каждый работает в силу своих возможностей.

— Хорошо, приду.

— Мать ты что, сбрендила? – муж быстро ходил на кухне из угла в угол с банкой пива. – Какоё ушу? Тебе что, делать нечего? У тебя работа, дом, двое детей, муж наконец, а ты на ушу!

— А что, у меня не может быть своих интересов в свободное время?

— У тебя семья! Вот твой интерес!

— А у тебя? У тебя одно пиво на уме. Это твой интерес! – Лиза покраснела от возмущения. – Я всё успеваю делать. У меня тоже есть законное право на отдых.

— Так отдыхай!

— С тобой пиво пить?! Пойду. Ещё и Павлика с собой возьму. Точка!

— А я что буду делать?

— Сидеть на кухне, курить, пить пиво, а когда напьёшься, то заваришь себе кофейку, в турке, как ты любишь. Да, ещё два раза в неделю пол помоешь и в магазин сходишь.

— А ты…

— А мне дел хватает!

После жёсткого разговора между супругами жизнь в семье пошла по- иному. У Лизы была расписана каждая минута, она всё успевала сделать и на работе и дома, с интересом ходила на занятия вместе с детьми. А вот у Константина дела, как говорится, не клеились. Мыть полы не хотелось, да и в магазин ходил только из-за пива, которое катастрофически быстро заканчивалось, а на работе начались проблемы, так как утром, когда он приходил, от него пахло как от пивной бочки.

***

— Елизавета Александровна, — начал серьёзный разговор тренер, — тут такое дело.

— Да, Андрей Алексеевич, слушаю вас.

— Мы с женой уезжаем из города.

— Надолго?

— Навсегда.

Лизу очень расстроила эта новость.

— Понимаете, мы меняем место жительства. Родители супруги в зрелом возрасте и им нужна помощь. К тому же там большая квартира, да и город большой.

— А, как же мы?

— Вот по этому вопросу я к вам и обращаюсь.

Печаль на лице Лизы сменило выражение удивления.

— Мне бы хотелось, чтобы занятия продолжались и проводили бы их вы.

— Я?

— Да, именно вы.

— А почему именно я?

— Вы самая старшая…

— Ну знаете…

— Нет. Без обид. Я не имел в виду ваш возраст. Извините, то есть… нет… не так. Ну, в общем, вы самая разумная здесь, у вас всё хорошо получается, у вас талант работать с людьми, вы справитесь, — практически скороговоркой выговорил Андрей Алексеевич. – Вот.

— Да уж. А чему я буду учить?

— Тому, что вы уже знаете. Я вам оставлю видеокассеты с материалами для занятий и самое главное, дам контакты ребят в Москве, которые занимаются тем же самым.

— Контакты?

— Да, — тренер произнёс слово и стал похож на рыболова, который вытягивал леску из воды, на  конце которой было что-то очень большое, но ещё не видно, что там, а леска натянута так, что в любой момент может оборваться.

— Я подумаю. Можно?

— Да, да, конечно, — с облегчением не сказал, а выдохнул Андрей Алексеевич.

Лиза шла домой и размышляла о том, что предложение от тренера, конечно же, интересное, но очень неожиданное. Справится ли? А что муж скажет? Опять скандалить будет.

— Мам, — обратился Павлик. – А правда, что Андрей Алексеевич уезжает?

— Да, правда, — выйдя из своих раздумий, ответила Лиза.

— И что, занятий больше не будет? – подключилась к разговору дочь.

— Не знаю. Но думаю, что возможно будут занятия.

— А кто будет проводить? – в один голос спросили дети.

— Будет день, будет пища, — задумчиво произнесла Лиза, а дети с недоумением посмотрели на мать.

— Ну, в смысле, доживём до того времени, когда Андрей Алексеевич уедет, тогда и посмотрим.   

— Слушай, Лиза, ты меня удивляешь всё больше и больше, — Константин опять метался по кухне с банкой пива.

— А что тебя удивляет? – Лиза была само спокойствие.

— Тебе что, мало хлопот и проблем?

— Проблема у меня одна — это ты. И все хлопоты связаны именно с этой проблемой.

— Чего тебе не хватает?

— Чтобы ты оставил меня в покое.

— Я что, мешаю тебе жить? – Костя начинал закипать.

— Не мешаешь, ты создаёшь проблемы в жизни нашей семьи.

— Какие? Ты что? – Костя махнул рукой, и пиво выплеснулось на пол.

— Ну вот, к примеру, эта, — Лиза повернулась и молча вышла с кухни.

— Мам, — Оля выразительно посмотрела на маму. – Что вы с папой опять ругаетесь?

— Оленька, я не ругаюсь, это он ругается.

— Всё равно ругаетесь.

— Папа не хочет, чтобы я вела у вас занятия по ушу.

— Ты? – улыбка скользнула по лицу дочери. – Вот здорово!

— А папа против.

Ольга повернулась в сторону кухни, прищурила глаза, как будто хотела прожечь взглядом дверь и всё, что находилось за ней.

— Мам, мы за тебя.

— Спасибо, — Лиза улыбнулась и погладила дочь по голове.

***

Занятия проводить Лизе нравилось, было интересно, проявились организаторские способности. Учебная группа значительно увеличилась, Лиза подумывала открыть ещё одну. Чем больше она занималась с детьми, тем больше понимала, что знаний не хватает, и она вспомнила об оставленном ей контакте с руководителем какой-то организации в Москве.

— Алексей Александрович, добрый вечер! – немного волнуясь, быстро проговорила Лиза в телефонную трубку.

— Добрый вечер! Слушаю вас, — услышала она в ответ приятный голос.

— Меня зовут Елизавета Степанова, я руковожу учебной группой ушу в нашем городе. Я бы хотела поучиться у вас, мне, честно говоря, не хватает знаний и опыта.

— Вы очень вовремя позвонили! – последовал бодрый ответ. – У вас есть замечательный шанс, наша федерация через две недели проводит учебный семинар в Ульяновске. Приезжайте, там познакомимся и мы ответим на все ваши вопросы. Согласны?

— Да. Конечно, согласна, — практически не раздумывая, ответила Лиза.

— Я дам телефон моего заместителя, вам же ехать через Москву, вот он всё и объяснит.

Лиза была счастлива. Это было написано у неё на лице, чувства переполняли.

— И чего так радуемся? – прозвучал за спиной голос мужа.

Лиза обернулась. Константин стоял в дверном проёме, облокотясь плечом о косяк, в руках, как всегда, держал жестяную банку пива.

— Тебе не понять, — холодно ответила мужу.

— От чего же? Объясни. Авось пойму.

— Через две недели уеду в командировку на несколько дней, останешься с детьми, — немного подумав, добавила, — за старшего.

***

— Здравствуйте! Вы к нам? – задал вопрос улыбающийся мужчина.

Лиза ещё раз посмотрела на номер купе и, убедившись в правильности своих действий, ответила: «К вам!».

— И всё же, не перепутали? Мы вас не знаем.

— А почему меня должны все знать? – Лиза слегка удивилась.

— В этом купе должны ехать все наши, — ответил молодой мужчина маленького роста.

— Значит, я ваша. Елизавета, — представилась вошедшая.

— Лена, — ответила сидящая у окна девушка.

— Игорь, — мужчина встал, представляясь, ростом он был с подростка.

— Александр, — второй мужчина был очень высокого роста. Лиза даже где-то в глубине души засмеялась, увидев такую парочку.

— Вы, новенькая? – спросила Лена.

— Да.

— Тогда понятно, — произнёс Игорь и с улыбкой посмотрел на Александра.

К моменту, когда принесли чай, все присутствующие в купе познакомились и коротко поведали о себе. Лиза рассказала о своём городе, об учебной группе, посетовала на то, что имеет мало знаний о китайских боевых искусствах, да и о культуре этого народа.

— Лиза, — заговорил Александр, — мы можем вам помочь.

Девушка подняла на собеседника заинтересованный взгляд.

— И прямо сейчас, — добавил Игорь.

— Я владею старой семейной техникой ушу – техникой боя пяти животных.

Говоривший был так убедителен в своих рассказах, что Елизавета вся прониклась сыпавшейся на неё информацией. Ей немедленно захотелось начать изучать эту технику. Но рассказ был прерван открывшейся дверью. В купе зашёл усатый мужчина в спортивном костюме.

— Добрый вечер, ребята!

— О, Николай Васильевич, здравствуйте! Мы все на месте.

— А вы, Елизавета будете? – обратился вошедший к Лизе.

— Да. Это я с вами по телефону разговаривала?

— Да. Приятно познакомится, — потом посмотрел на попутчиков Лизы и добавил. – Расскажите девушке о федерации, так сказать, введите в курс дела и без своих штучек, не морочьте ей голову.

— Как можно, Николай Васильевич, — последовал убедительный ответ.

***

Три дня пролетели как одно мгновение. Расставаться ни с кем не хотелось и было большое желание продолжить общение.

Домой Лиза ехала счастливой. Новые друзья, новые знания, новый интересный мир. Оказывается можно жить не только под бременем бытовых забот и монотонной работы. Она может, нет, она должна жить по-другому.

— Как съездила? – вопрос мужа до ушей Елизаветы достиг позже, чем запах перегара, который встретил её у входной двери.

— Отлично! – Лиза огляделась. – Где дети?

— Отлично она съездила. Поразвлеклась. А я тут …

— Дети где? – спокойно, но настойчиво повторила свой вопрос.

— Гуляют, — сделав глоток пива, Константин продолжил, — я как пчёлка тут…

— Вижу, — Лиза рукой отодвинула мужа в сторону и прошла в комнату.

— Ты, что-то…

— Иди чайник на плиту поставь!

— Я чего-то не догоняю, — отпечаток недоумения застыл на лице мужа, — Лизавета, тебя за три дня подменили. Ты там…, а я тут… ты…

— Не тыкай! Я тебя попросила чайник поставить. Чего тут догонять надо?

— …

— Давай Костя, иди, иди.

Константин тряхнул головой, как будто попытался проснуться, но видимо понял, что всё происходит наяву, повернулся и пошёл на кухню.

Лиза смотрела вслед уходящему мужу и думала о том, как он опустился, на кого стал похож, ведь был же весёлый добрый парень. Вместе учились в институте, там и поженились, жили хорошо, дети родились, друзья на работе появились, а в конце рабочего дня – пиво, оно всё лучше, чем водка, так думалось. Лиза продолжала смотреть в закрытую кухонную дверь, а видела своего мужа, мысли о нём не покидали её голову. Виновата в том, что произошло с ним? Виновата.

Вдруг лицо Елизаветы стало серьёзным, она отвернулась от двери и подумала, что он же мужчина, он должен держать себя в руках.

— Тряпка! – резко и громко бросила в сторону кухонной двери.

Дверь открылась, и в проёме показался Константин.

— Ты звала?

Лиза громко засмеялась, а ничего непонимающий муж быстро закрыл дверь.

***

Полетели дни. Работа, тренировки, дом, семинары. Лиза уже руководила не детской группой, а городской федерацией, в которой занимались все, как говорится, от мала до велика. За два года она воспитала себе помощников, которые проводили занятия и помогали Елизавете в  организаторской работе.

Всё шло хорошо, как по маслу, но… один вопрос камнем лежал на её душе – муж. Всю общественную деятельность жены он принимал «в штыки», к пиву стали прибавляться более крепкие напитки, стал сквернословить и что самое страшное, всё это стало происходить на глазах у детей.

— Костя, — Лиза прикрыла дверь в детскую комнату, — давай что-то думать, так жить дальше нельзя.

— А что тебя не устраивает, женщина, — нетрезвым голосом прозвучал ответ.

— Твои поступки и вообще, твоя жизнь. Во что ты превратился?

— Молчи! Ты мне не указ!

— Совсем оскотинился? Я твоя жена!

— Ты мой кошмар. Ты ссс…

— Не смей, — в голосе Лизы прозвучали железные нотки.

— Ох, Лизавета, дал я тебе волю, совсем от рук отбилась. Надо тебя на место ставить.

— Даже не мечтай.

— Ты мне угрожаешь? Мне!? – Константин подошёл вплотную к жене. – Я тебя через колено…

— Прекрати!

Муж, широко размахнувшись, хотел ударить ладонью жену по лицу, но… рука странным образом пролетела сквозь пустоту, закрутив своего хозяина и тот, полетел на пол. Лиза стояла и с презрением смотрела на мужа, из соседней комнаты выбежали дети.

— А ты оказывается скотина, Костя.

***

После развода Лиза с детьми уехала к своим родителям в Рязань. Жалко было расставаться с учениками, но оставаться в этом городе она не могла. Провожать на вокзал пришли практически все члены городской федерации. На глазах провожающих блестели слёзы, речей не было, обнялись, поцеловались и поезд повёз Лизу с детьми в неизвестное будущее.

***

Свой родной город Лиза очень любила и когда находилась вдали, скучала по нему. И вот, вернулась. Первые дни после приезда вместе с детьми она гуляла по улицам Рязани, сходили в городской парк, спустились к реке. Эти прогулки навеяли на Лизу воспоминания о молодости, учёбу в педагогическом институте, танцы в доме офицеров, прогулки с курсантами десантного училища. И почему она не вышла замуж за офицера, как её подруга? А если бы вышла, то где бы она сейчас была? Испугалась тогда. Испугалась уехать далеко от дома и в итоге вышла замуж за весёлого доброго однокурсника Костю. Вспомнив Константина, она нахмурилась, и её настроение резко изменилось.

— Мам, что с тобой? – спросила наблюдательная дочь.

— Уже ничего, — последовал ответ, Елизавета посмотрела на дочь, улыбнулась и подмигнула сыну. – Всё! Идём домой. Пора обедать.

Потянулись монотонные дни. Новая работа стала занимать много времени, а свободного практически не было. Сына устроила заниматься ушу в местный городской клуб. Дочь заканчивала школу и всё время проводила за учебниками. Как Елизавете хотелось сходить вместе с сыном на тренировку. И ребята приглашали, благо были знакомы по семинарам, но никак не могла совпасть по времени.

И вот, как-то прозвучал звонок.

— Елизавета! День добрый!

— Ой, Николай Васильевич, здравствуйте!

— Не забыла ещё нас?

— Нет, нет, что вы! – сердце Лизы сильно стучало, от радости на глазах проступили слёзы.

— Хочешь на семинар?

— Хочу. Но ничего не получится. Со временем туго, не смогу приехать.

— Никуда приезжать не надо. Проводить будем у вас в Рязани, на базе местного клуба. Приходи.

— Приду, обязательно приду! А когда?

— Твоя электронная почта прежняя?

— Да!

— Сегодня вечером пришлю письмо, там всё напишу. Давай, до встречи! Рад был слышать.

— Спасибо! Николай Васильевич! До свидания!

Этот телефонный звонок, как глоток воды в знойной пустыне, взбодрил Елизавету. Большие глаза заблестели, на губах заиграла улыбка.

— Мам, кто звонил? – Ольга с удивлением смотрела на мать и не могла понять, что произошло. – Что случилось?

— Это из федерации, Николай Васильевич. Семинар в Рязани будет. Меня пригласили.

— Здорово! – дочь обняла Елизавету. – Я с тобой?

— А учёба?

— Так это же будет в выходные. Мне надо развеяться.

Лиза посмотрела на дочь, погладила по голове и поцеловала в лоб.

***

По традиции, в ходе семинара вечером проводили чаепитие. Все собрались в фойе, на столе разложили разные сладости, заварили китайский чай, и началась беседа.

— Елизавета, как жизнь в Рязани? – Алексей Александрович отпил из маленькой чашки.

— Да жизнь нормальная, — со вздохом ответила Лиза.

— А что так печально?

— Скучаю.

— По чём или по ком? – улыбаясь, вступил в разговор Николай Васильевич.

— По всем вам.

За столом раздался смех, все заулыбались.

— Размечтались, — грозным голосом проговорил Николай Васильевич и обвёл присутствующих пронзительным взглядом, а потом сам засмеялся.

— Не у дел я здесь, — продолжала Лиза. – Чувствую, что должна быть с вами рядом и заниматься любимым делом.

— Помогай рязанским ребятам.

— Нет, Алексей Александрович, не то. Мне надо образ жизни поменять, полностью.

— Это, каким образом?

— Я уже обдумываю это давно.

— И?

— Наверное, соберусь и решусь на серьёзный шаг, но нужен толчок.

— Так я могу…, — начал было «большой» Александр, но взгляд Николая Васильевича его остановил.

Аня посмотрела на Александра и сидящего рядом с ним улыбающегося Игоря, тоже улыбнулась, но как-то хитро.

— И думаю, такая ситуация случится в этом году, — с этими словами Лиза посмотрела на дочь.

***

Летом Ольга окончила школу и поступила в Московский Государственный Университет, а Лиза, в начале осени, оставив Павлика на попечение своих родителей, уехала в Москву искать работу.

***

Занятие закончилось и по заведённой традиции началось приготовление к чаепитию. В это время дверь открылась и в зал вошла Лиза.

— Какие люди в Голливуде, — растягивая слова, произнёс Николай Васильевич. – Лизонька, здравствуй! Какими судьбами?

— Всем добрый вечер! – Лиза помахала рукой и направилась к накрываемому столу. – Я теперь в Москве живу.

— Опа! – Николай Васильевич обнял Лизу и пододвинул ей стул. – А поподробней.

— Уже четыре месяца живу и работаю здесь.

— А что только сейчас объявилась?

— Дел было много. Пока нашла комнату, потом на работу устраивалась, да ещё привыкнуть надо к жизни в Москве. Народу много, расстояния от дома до работы большие, очень много времени уходит.

— Ох, кому-то я сейчас по рукам дам, — Николай Васильевич забрал чайник из рук молодого человека, который пытался налить в свою чашку чай. – Только я могу чай разливать, вы все мои гости. Елизавета, а где работаешь?

— Я тренер по фитнесу.

— Опять удивляешь.

— Вы ещё больше удивитесь, узнав, что я тренер в шести фитнес-центрах одновременно.

Наступила минута молчания. Все взгляды были направлены на улыбающуюся Лизу.

— Да, да. У меня график занятий таким образом расписан, что я преподаю в шести местах.

— Это как? – Николай Васильевич отпил чай из чашки.

— Ну как? Закончила занятие в одном зале, еду в другой и так далее. За день  в двух-трёх фитнес-центрах отрабатываю. С утра до вечера, шесть дней в неделю. Во вторник выходной.

— Ну, ты мать даёшь, — опять, растягивая слова, сказал Николай Васильевич.

— Вот, думаю иногда по вторникам к вам на занятия приезжать. Возьмёте?

— Без вопросов.

— Я, правда, по вторникам с дочерью встречаюсь. Она здесь в университете учится. Но думаю, всё успею.

— Да уж, — прозвучал ответ.

***

Каждый вторник мама с дочкой встречались в кафе, сидели, пили кофе, ели всякие вкусности и разговаривали много и обо всём, говорили и глядели друг другу в глаза. За неделю они успевали соскучиться и по вторникам давали волю чувствам.

— Оля, ты перестала мне звонить, — в голосе Лизы слышалось волнение.

— Мам, ну некогда. Днём я на занятиях, а ты и днём и вечером работаешь. Да и после занятий у меня дел полно.

— Ну да, мальчики, вечеринки, — волнение сменилось весёлым настроением.

— Какие мальчики, мам? Времени абсолютно нет, одна учёба, только учёба.

Они посмотрели друг другу в глаза и заулыбались.

— Да. Мам, а почему ты не выходишь замуж? С папой вы разошлись давно, живёшь одна. Не тоскливо?

— Конечно, тоскливо, — Лиза посмотрела в чашку, взяла ложку и начала ей  мешать кофе.

— Прости, мам. Может быть, я не о том спросила?

— Да нет, Оленька, всё правильно, — Лиза улыбнулась и добавила, — ну за кого выходить-то, нормальные мужики давно уже женаты, а за кого попало не хочу.

— А если не за кого попало? – Ольга хитро прищурила один глаз.

— Что ты имеешь в виду?

— Есть у меня одна мыслишка, но это не сейчас, чуть позже.

— Так, колись!

— Ой, мам, я совсем забыла, мне надо бежать, а то опоздаю.

— Куда? Ты же сказала, что сегодня свободна.

— Забыла! Честно. Мам, не обижайся, — Ольга встала, собрала сумку,  поцеловала мать в щёку и быстро пошла к выходу. У двери остановилась и послала воздушный поцелуй.

После ухода дочери у Лизы осталось ощущение незаконченного разговора. Что Ольга имела в виду, когда заговорила о замужестве? И зачем вообще начала этот разговор? Вздохнув, махнула рукой, мол, пусть так будет, и стала доедать своё пирожное.

Всю неделю из головы не выходил разговор с дочерью. Казалось бы, что тут такого, о чём они только не разговаривали, какие только проблемы не обсуждали, но именно этот разговор не давал ей покоя. И Лиза с нетерпением ждала следующего вторника и встречи. Было ощущение, что в этот раз будет продолжение начатой темы.

Через неделю Лиза решила прийти на встречу с Ольгой раньше назначенного времени, чтобы немного поразмышлять. Но войдя в кафе, она увидела свою дочь, сидящую за столиком, увлечённую изучением чего-то в ноутбуке.

— Оленька, здравствуй!

Ольга явно не ожидала появления мамы и чуть не подпрыгнула на стуле.

— Ой, мама, привет! – закрыв ноутбук, спросила – А ты чего так рано?

— Так получилось, освободилась пораньше.

Возникла короткая пауза, явно никто из собеседников не знал, как продолжить разговор. Лиза вопросительно посмотрела на закрытый ноутбук. Ольга поймала её взгляд, тяжело вздохнула и начала разговор. Вид у неё был, как у нашкодившего ребёнка.

— Ну да ладно. Всё равно сегодня собиралась тебе рассказать.

— Что случилось? – Лиза заволновалась. – Ты, беременна?

— Ма! Ты что!?

— Что, что, а ты не пугай меня.

— Нет. Тут другое.

На эту фразу Лиза опять отреагировала испуганно.

— Да нет же, — Ольга не знала, как выправить ситуацию. – У меня! Всё! Нормально! Понятно?

— Теперь да, понятно, — Лиза выдержала паузу. — А что произошло?

— У меня ничего! Произойдёт у тебя.

Лиза обернулась и посмотрела на входную дверь, затем по сторонам.

— У меня? – спросила почти шёпотом.

Ольга поняла, что ситуация продолжает идти не в ту сторону.

— Так. Стоп! – Лиза опустила голову и посмотрела на стол, успокоилась и подняла голову. На мать смотрела улыбающаяся дочь. Взгляд дочери успокоил её.

— Мама, ты помнишь нашу прошлую встречу?

— Ну конечно. Всю неделю окончание нашего разговора не вылетало из головы.

— Вот! Вот об этом я и намеревалась с тобой поговорить.

Лиза хотела что-то сказать, но Ольга подняла руку.

— Мам, стоп! А то, я собьюсь.

Мама молча кивнула в знак согласия.

— Мы говорили о твоём замужестве. Ну не в прямом смысле, а так, виртуально.

Лиза кивнула головой.

— Так вот. Я решила устроить твою личную жизнь.

Глаза мамы округлились, рот открылся.

— Да, именно. Я не могу смотреть на тебя, когда ты, прямо скажем, молодая красивая женщина прозябаешь в одиночестве. Молчи!

— Я молчу, только удивляюсь, — лицо Лизы покраснело.

— Так вот, — Ольга замолчала, немного подумала, видимо подыскивала правильные выражения и затем продолжила. – Я от твоего имени выложила в интернете информацию о поиске жениха.

После этих слов Лиза не поняла, что произошло. Ей хотелось то ли вскочить, то ли провалиться.

— Оленька, дочка, ты это сейчас серьёзно сказала?

— Абсолютно.

— То есть ты меня выложила, как девицу лёгкого поведения, предлагающую себя? – Лиза чувствовала, что силы начали её покидать, ещё немного и она лишится чувств.

— Нет, мам, ты всё не так поняла, — Ольга стала говорить быстро, чтобы выдать больше информации за короткий промежуток времени. – Есть специальные сайты знакомств с целью найти себе спутника жизни. Он, мам, международный, ну то есть информация идёт по всему миру. Я выложила твою самую красивую фотографию.

— Покажи, — уже с нарастающим интересом спросила Лиза.

Ольга открыла ноутбук, поколдовала с клавиатурой и повернула к маме экран.

— Вот, смотри, на трёх языках: русском, английском и французском.

— Да, фото хорошее. А откуда французский?

— Мне девчонки текст набрали.

— Понятно, — Лиза уже успокоилась, ей даже стало интересно всё это. – И что дальше?

— А дальше, будут присылать письма, читай, отвечай и выбирай.

— А если писем не будет?

— Будет, будет. На такую фотографию не отреагировать нельзя.

— Ну, Оля, заварила кашу.

— Нет мам, только засыпала, а вариться ей ещё только предстоит.

— Ну ладно, развлекаловка мне по вечерам обеспечена. Так, а мы кофе пить будем?

Такой быстрой реакции на выложенную дочкой информацию Лиза не ожидала, уже вечером пришло два письма. Авторы не озадачились размещением своих фотографий, но зато хотели встретиться, правда, один был из Волгограда, а другой из родной Рязани. Ознакомившись с посланиями, Елизавета для себя определила два момента: письма без фотографий читать не будет, а второй, раз пошло такое дело, будет рассматривать предложения только из заграницы. Где-то внутри она надеялась, что таких писем не будет и таким образом, затея дочери рухнет.

День теперь начинался с просмотра интернета, заканчивался тем же. Письма пошли, можно сказать, потоком. Лиза быстро просматривала их и удаляла, интересных предложений не было. На второй день после встречи позвонила Ольга:

— Мам, привет! Как дела?

— Приветик! Ну ты мне и работёнку подкинула.

— Наслаждайся, — в трубке послышался смех дочери.

— Знакомиться с человеком заочно это, по-моему, несерьёзно. Если бы ты знала, что только не пишут, однако, сердце не ёкнуло ни разу.

— А как оно ёкнет, надо с человеком встретиться, посмотреть на него, поговорить.

— Ты меня жизни ещё учить будешь!

— Мам, не сердись.

— Я и не сержусь. Где время взять на встречи? Его и так у меня не хватает.

— Тогда действуй наверняка, будет что-нибудь интересное, откликнись.

— Да, откликнусь. Только вот, куда и кому.

И вот, письмо из Канады. Лиза не спеша просмотрела пришедшую информацию: фотография и краткая биография. Мужчина 54 лет, явно страдающий лишним весом, зовут Николай, потомок эмигрантов начала ХХ века, по национальности украинец. Читая письмо, Лиза немного морщилась, явно староват для неё. Попросил номер её телефона обещал позвонить.

— Ну, что, — произнесла вслух, закрывая ноутбук, — возьмём на заметку, но как-то… не очень привлекает. По крайней мере пока, может человек хороший.

Весь день в голове крутилась мысль о том, что она может уехать в Канаду и начать новую жизнь. Как она поняла, претендент не беден, так что…

Вечером, Лиза обнаружила ещё одно письмо, на сей раз из Франции. Вернее не одно письмо, их было несколько, но из заграницы только одно. Его звали Виктор или, скорее всего, с ударением на букву «о» — ВиктОр. Сорок два года, внешне приятен и опять-таки, из семьи эмигрантов. Лиза подумала о том, что  у них у всех, видимо, ностальгия по Родине, потянуло на русское или на русскую. От этой мысли она улыбнулась и щёлкнула пальцами.

— А что? – уже проговорила вслух. – Возможно, не всё ещё потеряно!

До конца недели не было ни одного письма. Стало как-то грустно. Лиза каждый день перечитывала оба письма, просматривала в интернете статьи о жизни эмигрантов во Франции и Канаде.

— Мамуль, привет! – звонок дочери вывел её из раздумий.

— Привет, привет.

— А что так уныло?

— Ты знаешь, я так втянулась в эту игру с замужеством по переписке, что вот пауза в письмах и мне грустно, чего-то не хватает, вспыхнул азарт и тут раз, и пауза. Глубокая и долгая пауза.

— Не грусти, мам. Будет продолжение. Я тут нашла ещё один сайт…

— Оля, нет! Всё, хватит с этим. Доиграем эту игру и хватит.

— Мам…

— Хватит, хватит!

В конце выходных пришло за один день семь писем и одно из них из Израиля. 56 лет, Яков. Лиза уже предполагала, что он из семьи эмигрантов, но нет, оказалось, он сам уехал в конце восьмидесятых. Музыкант.

***

Лиза ждала дочь, как всегда, в кафе. Уставившись в одну точку на стене, она медленно водила зубочисткой по пене в чашке с капучино. Она не знала, что делать. Продолжать игру с письмами, бросить эту затею или с чем-то уже определиться. Внутренний голос робко подсказывал, что возможно сейчас предоставляется шанс изменить жизнь, а трезвый разум говорил, что это бред.

— Привет! – голос дочери вывел Лизу из размышлений.

— Ой, Оленька, здравствуй!

— О чём мечтаем?

— Всё о том же, — Лиза тяжело вздохнула и сделала глоток кофе. – Оль, закажи мне ещё капучино с корицей, это уже остыло.

— Долго ждёшь?

— Да, пришла пораньше, чтобы поразмышлять.

— И как?

— Было у отца три сына, — мать подняла на дочь глаза и улыбнулась, — первый умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак.

— Это ты к чему? – Ольга с удивлением смотрела на мать.

— Да вот, думаю, как не промахнуться. Кто из них кто!

— А, вот ты о чём. И какие мысли.

— Никаких. Вчера был звонок из Израиля от Якова. Говорит хорошо, правда, к концу разговора его манера говорить и лёгкая картавость стали давить на мозги.

— И?

— А вот и никак. Не ёкнуло внутри. Понимаешь, не ёкнуло.

— Ну и ладно, мам. Ещё двое.

— Знаешь, никогда не думала, что вот так придётся  выбирать себе спутника жизни.

— Ну, ты пока только знакомишься, без всяких обязательств. Ну не эти, так другие.

— Оль, я же тебе сказала, что всё, хватит. С этими разберусь и всё!

— Ладно, ладно. А в Париж хочется? Ну, так, просто посмотреть.

— Да, было бы здорово, — Лиза мечтательно посмотрела за окно.

В кафе за разговорами они просидели дольше обычного. После расставания Лиза пошла по набережной Москвы-реки, мечтая о том, как будет гулять по набережной Сены. Приятные размышления прервал телефонный звонок.

— Алло! Лиза, это вы? – раздался в трубке мужской голос.

— Алло, да, — ответила в замешательстве от неожиданного звонка.

— Это ВиктОр, из Парижа.

— Ой, Виктор! Здравствуйте!

— Лиза, я хочу, чтобы вы приехали ко мне в Париж. Я покажу вам город, и мы познакомимся.

— Я…, я…

— Ни о чём не беспокойтесь, билет и гостиницу я оплачу. Вы согласны?

— Да, — не раздумывая, ответила Елизавета.

— Спасибо! Я вам всё подробно напишу, а вы подумайте, в какое время сможете приехать.

— Хорошо.

— Оревуар!

— Да, да. До свидания!

Звонок действительно был неожиданным. Лиза пыталась вспомнить, о чём они разговаривали. Ах, да, она дала обещание приехать в Париж. Радость охватила её, захотелось танцевать. Но тут Лиза пришла в себя, что за странное желание появилось, танцевать. Надо хорошенько всё обдумать. Как-то быстро она согласилась, хотя… А на что согласилась? Приехать в гости, познакомиться и посмотреть Париж. Тут в голове всплыла фраза: «Увидеть Париж и умереть».

— Тьфу! Не хватало ещё!

Претендент из Канады так и не позвонил, а ведь брал номер телефона, обещал позвонить.  Видимо передумал. Ну, что? Франция или Израиль? Лиза посмотрела на плывущий по Москве-реке прогулочный катер. Нет, всё же Париж. Женой бизнесмена она ещё могла себя представить, а вот музыканта… Однозначно, Франция!

***

 Виктора, стоящего с букетом цветов в толпе встречающих, она узнала сразу. С цветами стоял только он.

— Лиза, бонжур! – слегка склонив голову, Виктор протянул цветы.

— Бонжур! – немного смущаясь, ответила Лиза и приняла цветы.

— Я очень рад, что… Можно на ты?

— Да конечно, — Лиза опять засмущалась.

— Я очень рад, что ты приехала.

Лиза промолчала, опустив глаза.

— Сейчас поедем в гостиницу, ты отдохнёшь, а завтра с утра я покажу город.

— А до города далеко?

— До Парижа? Рядом, тут 25 километров, доедем быстро, — с этими словами Виктор взял чемодан Лизы и они направились на автостоянку.

— Да, Лиза, ты хочешь кушать?

— Я в самолёте поела.

Виктор немного подумал, потом, как будто что-то вспомнил.

— И всё-таки предлагаю съездить поужинать. Есть такой ресторан «Небо Парижа» он расположен на 56 этаже, из окон открывается потрясающая панорама города. Заедем в гостиницу, а оттуда в ресторан.

— Да. Я согласна, — уже без смущения ответила Елизавета и мило улыбнулась.

Ночью сон улетел прочь. Лиза лежала с открытыми глазами, смотрела в тёмный потолок и вспоминала прошедший вечер. В голове все мысли  смешались, чувствовалось лёгкое головокружение. Может быть это вино? А может, это чувство радости от осознания, что она находится в Париже? Могла ли она мечтать когда-нибудь об этом? Она практически ещё ничего не видела, кроме ночного Парижа с высоты птичьего полёта, но радость от этого события переполняла её. А красивые названия – Тюильри, Лувр, Тракадеро, Нотр-Дам,  Версаль, о которых говорил Виктор, до сих пор витали в голове.

За этими переживаниями Лиза не заметила, как подкрался сон и мягко отключил её сознание.

***

Четыре дня в Париже пролетели, как одно мгновение. Прекрасное мгновение.

Сидя в самолёте, Лиза вспоминала прошедшие дни. Прогулки по городу, и особенно по Монмартру, где они провели целый день. В голове всё ещё звучала знакомая мелодия, которую наигрывал на аккордеоне пожилой француз, и название которой она никак не могла вспомнить. В её сумке лежал один из двух её портретов,  которые нарисовали художники на Монмартре. Другой портрет оставил себе Виктор.

Виктор. Мысли Лизы переключились на него. Она вспоминала его внешность – высокий, светловолосый, немного полноватый, но ему это идёт. Его глаза. Тут Лиза напрягла память, глаза улыбались, но за этой улыбкой что-то было, она не могла понять что именно. А может, ей показалось? В целом она осталась довольна поездкой, и Париж посмотрела и с Виктором познакомилась.

***

Вторник. Кафе. Мама с дочкой, как обычно, сидят за столиком, пьют кофе и Лиза рассказывает о своих впечатлениях от поездки. Ольга слушает, что называется «открыв рот».

— Ма, ну что в итоге ты решила?

— Что значит решила? Ничего.

На лице дочери нарисовалось удивление.

— Ну, пока ничего. Я же ездила просто познакомиться.

— Это понятно, но всё равно, мысли на этот счёт возникают,  внутри ёкнуло?

— Трудно сказать. Оль, я его ещё мало знаю.

— А что, с первого взгляда не получилось?

— Ну знаешь, мне же не восемнадцать лет.

— Это в любом возрасте может произойти.

Мать посмотрела внимательно на дочь.

— Тебе-то откуда это известно?

— Книжки читаю!

— Ладно, ладно, — Лиза выдержала паузу. – Пока не ёкнуло.

— И что решили дальше делать?

— Будем переписываться, потом Виктор во время своего отпуска приедет сюда знакомиться с семьёй.

— ?

— Ну, с вами. С моей семьёй.

— А когда у него отпуск?

Тут Лиза задумалась.

— А вот этого у него я и не спросила.

— Мать, ты даёшь. Самое главное, можно сказать, и не спросила.

— Напишу и спрошу. Да, а как у тебя дела?

Ольга взяла в руки сумку.

— Ма, я опять забыла. Всё, я побежала, а то опоздаю.

— Куда? Опять?

— Мамуля, надо. Всё. Остальное потом.

С этими словами Ольга быстро встала, поцеловала мать в щёку и быстрым шагом удалилась. Лиза смотрела вслед дочери и думала: «Стала совсем взрослая».

***

Три недели спустя позвонил Виктор и сказал, что через два дня он по делам прилетает в Москву на пять дней.

— Я очень хочу за это время познакомиться с твоими родителями и детьми. У меня будет один день полностью свободный.

— Очень хорошо. А почему так неожиданно? – Лиза конечно была рада, но ощущала какой-то дискомфорт от такого сюрприза.

— Лиза, это незапланированная деловая поездка. Так получилось.

— Хорошо. Тебя встретить?

— Нет, нет. Не надо, я с партнёрами, нас встретят и разместят в гостинице. Я тебе сразу позвоню.

— Я поняла. Хорошо.

— Оревуар, мон шер!

— Оревуар, — Лиза ответила автоматически и почувствовала внутри, как быстро забилось сердце. Что произошло? Он сказал «дорогая», ей это понравилось и стало приятно на душе. Что это?  Она ему не безразлична?

Двух дней едва хватило, чтобы согласовать с родителями их приезд. У Ольги найти время для встречи семьи проблем не составило. Нервы у Лизы были натянуты, как струны. На каждый звонок она внутренне содрогалась, по телу пробегали мурашки, сердце начинало бешено колотиться.

О своём прилёте Виктор сообщил коротко: «Прилетел, перезвоню». После такого звонка Лизе хотелось плакать, она чувствовала какую-то несправедливость по отношении к ней, в голове всё время звучал один вопрос «Почему?». Её лицо приняло бледный оттенок, глаза готовы были заплакать в любой момент.

Прошло три дня томительных ожиданий.

— Лиза! Бонжур! – раздался в трубке весёлый голос Виктора.

— Да. Здравствуй, ВиктОр! – прозвучал ответ грустным голосом.

— Дорогая, что с тобой? Тебе нездоровится?

— Нет, нет, всё хорошо. Просто немного устала.

Они обговорили встречу, и разговор был окончен.

На следующий день все встретились в ресторане. Виктор преподнёс Лизе большой букет белых роз, маме и дочке – по небольшому букетику красных.

Первой заговорила Лиза.

— Ты куда пропал? Три дня от тебя ни слова, я вся изволновалась.  

— Лиза, дорогая, у меня были эти дни очень напряжёнными, ни минуты свободного времени, даже выспаться не удалось. Бизнес.

Лиза успокоилась, напряжение спало, и она вспомнила, что надо бы познакомить всех со своим другом. Процесс знакомства плавно перешёл на обсуждение бытовых тем.

И вот, в разгар встречи Виктор попросил тишины. Все перестали говорить и взгляды присутствующих за столом, в прямом смысле этого слова, вонзились в гостя.

— Я понимаю, что обычно так не делается, мы с Лизой знакомы всего ничего, но я чувствую, как внутри у меня зарождается большое чувство, и оно с каждым днём становится всё больше и больше. Время летит быстро и нам не по семнадцать лет, чтобы ещё ждать. Уважаемые Александр Игнатьевич и Ирина Петровна, а также Ольга и Павел, будете ли вы согласны, если я возьму вашу дочь, — он повернулся к детям, — и маму в жёны.

Наступила пауза, во время которой все молчали и смотрели на Елизавету.

— Как она скажет, ей выбирать – заключил отец.

Виктор повернулся к Лизе, достал из кармана маленькую коробочку и открыл её перед ней. На бархатной подушечке лежало золотое колечко с тремя небольшими бриллиантами, которые, казалось, выбрасывали из коробочки яркие искры.

Бедная Лиза не знала, что делать. Она никак не ожидала такого поворота событий. Её взгляд падал то на родителей, медленно переходил на детей, затем на колечко, потом на Виктора. Пауза затянулась.

— Что скажешь, Лиза? – тихо бархатным голосом проговорил Виктор.

Опять пауза.

— Да. Я согласна! – решившись, ответила Елизавета и дрожащими руками взяла коробочку с кольцом.

Казалось, что все, как по команде, выдохнули после долгой задержки, и сразу начали оживлённо поздравлять жениха и невесту.

— Все вопросы по организации свадебной церемонии я беру на себя, и никаких возражений, — уже стоя сказал Виктор.

На следующий день Виктор улетел. У всей семьи возникло ощущение, что вчера они смотрели красивый фильм, но он закончился, и сегодня осталось сладкое послевкусие. Лиза спрашивала себя: «А было ли это на самом деле?» и боялась ответить. Ни о чём вчера не договорились, Виктор улетел, и начались обычные будни. Праздник неожиданно начался и так же быстро закончился.

После работы Лиза пришла на набережную Москвы-реки и долго смотрела на воду. Думать ни о чём не хотелось, стояла неподвижно и смотрела, как мимо неё медленно течёт вода.

Зазвонил мобильный телефон, но Лиза к нему не прикоснулась, она восприняла это, как сигнал – пора идти. И она неспеша пошла по набережной. Телефон звонил снова и снова, Лиза не обращала на него внимания.

— Мам! Ты куда пропала? —  встревоженный голос Ольги громко звучал в телефонной трубке.

— Гуляла, — ответила Лиза, входя в свою квартиру.

— Мы тебе звонили несколько раз, а ты не отвечала.

— Звук был отключён,  вот я и не … Кто «мы»?

— Виктор звонил несколько раз, потом он позвонил мне, а я уже тебе пыталась…

— Как Виктор? А почему я не слышала? – Лиза быстро задышала.

— Так у тебя звук был отключен, мамочка!

Тут Лиза пожалела о том, что не ответила на звонки.

— Он что-нибудь сказал?

— Сказал! Сказал, что через две недели прилетит за тобой, вы распишитесь в Париже, потом прилетите сюда, сыграете свадьбу и отсюда улетите в свадебное путешествие. Так что, мать, готовься.

От услышанного Лиза потеряла дар речи. Нет, конечно, она ожидала нечто подобное, но не в таком масштабе и опять-таки, не так скоро.

— Да. Спасибо! Я поняла, — и закончила разговор.

Через мгновение телефон зазвонил вновь.

— ВиктОр!?

— Мам, это я. Ты чего трубку бросаешь?

Тут Лиза, что называется, пришла в себя.

— Ой, извини, я просто задумалась и случайно нажала. Спасибо, дочка! Будем обдумывать и действовать. Спасибо! Спокойной ночи!

— Ну, давай. Пока!

Через две недели! Ещё целых две недели, как это долго. Лизу переполняло чувство радости.

Всё прошло, как по расписанию: в Париже расписались, в Москве сыграли свадьбу, улетели на Мальдивы в свадебное путешествие. Всё было расписано чуть ли не по часам, вот только не чувствовалось русской широты. Но дело состоялось, и чего ещё можно было желать.

***

— ВиктОр, дорогой, я поехала на курсы французского, оттуда пройдусь по магазинам.

— Нет, встретимся и пойдём вместе.

— Хорошо, — в Лизином ответе послышались нотки обиды. Уже четыре месяца, как она живёт в Париже, немного освоилась с новым местом жизни, но Виктор не отпускал её от себя ни на шаг. Распорядок дня состоял из домашних дел, курсов французского языка и прогулок вместе с Виктором. Единственной отдушиной были разговоры с детьми по интернету. Даже не удалось завести подруг.

После курсов Лиза с мужем шли гулять по магазинам, именно гулять, только так она могла «выйти в общество», посмотреть на парижскую жизнь и постараться хоть каким-нибудь боком войти в неё.

— Мадам, что вас интересует? – задала вопрос симпатичная продавщица в магазине парфюмерии.

Лиза не знала, чего она хочет, но ей почему-то очень захотелось поговорить с этой очаровательной женщиной.

— Мне… — она стала подбирать слова на французском, — мне что-нибудь для вечернего выхода.

— Мадам из России?

— Да, — Лиза внимательно посмотрела на собеседницу.

— Я тоже русская, — продавщица заговорила на русском языке.

Лиза обернулась и глазами отыскала мужа, тот стоял у витрины с мужской парфюмерией и о чём-то оживлённо разговаривал с другой продавщицей.

— Господи, как я рада. Меня зовут Лиза.

— Меня Катрин. Ой! Екатерина. Катя! Что вы хотели для себя выбрать?

— Если честно, то ничего. Я с мужем, — Лиза обернулась и кивком указала в сторону Виктора. – Я недавно из России, четыре месяца. Скучаю по дому, по детям. Муж никуда не отпускает, везде с ним. А вы…?

— О, я уже шесть лет здесь. Вышла замуж за француза, семья, работа. У меня всё сложилось хорошо. Лиза, а вы надолго в Париж?

Лиза задумалась.

— Наверно навсегда. Я вышла замуж. Он русский, родился во Франции и живёт в Париже. У меня здесь нет никого из знакомых, порой наезжает тоска, вот, я и прошу мужа пройтись по магазинам. Всё развлечение.

Екатерина посмотрела на Лизу с сожалением.

— Лиза, ваш муж идёт.

Виктор подошёл, неся в руке пакет с покупками.

— Дорогая, ты себе выбрала что-нибудь.

Лиза не знала, что ответить и посмотрела на Екатерину.

— Мадам, — Катя поставила на прилавок красивую коробочку, — вот то, о чём я вам говорила. Тонкий оттенок, не теряющий свою яркость.

— Что это? – как-то жёстко спросил Виктор.

— Кензо Амор, ноты белого чая в сочетании с нотами вишневого цвета, мускуса, ванили, ладана на фоне древесного звучания…

Катерина говорила заученный текст, но как она говорила, Виктор, слушал, открыв рот, а глаза Елизаветы заблестели от слёз.

— Лиза, дорогая, берём?

— Да, ВиктОр.

Перед уходом из магазина Катя протянула Лизе свою визитку.

— Будет грустно, звони, посидим где-нибудь попьём кофейку.

На лице Лизы играла улыбка, настроение поднялось. Осеннее солнце мягко бросало на землю свой свет, красиво подсвечивая лежащую листву. Вроде ничего и не произошло, но Лиза чувствовала, что знакомство с Катрин будет иметь продолжение и это ощущение согревало и поднимало настроение.

Через неделю, Лиза, сомневаясь, что её запомнили, позвонила Кате.

— Катрин, добрый вечер! Это Лиза, мы с вами…

— О, Лиза! – в трубке раздался радостный голос. – Как я рада тебя слышать.

Разговор начался так, как будто началась беседа двух закадычных подруг.

— Катрин, у вас есть время для встречи? Вы говорили…

— Лиза, давай на ты. Что ты всё время выкаешь?

— Давай.

— Отлично! Конечно, есть время. Давай завтра вечером кофейку попьём и поболтаем, часов в семь вечера. Ты как?

— Да, устраивает. А где?

— О, есть хорошее местечко на углу Сен-Бенуа и бульвара Сен-Жермен, кафе «Флор». Найдёшь?

— Конечно, конечно!

— Тогда до встречи. Оревуар!

У Лизы после разговора на душе стало приятно и спокойно.  Она посмотрела на мужа и подумала о том, как Виктор отреагирует на эту прогулку.

— Дорогой! Я завтра вечером встречусь с Катрин? – как-то виновато спросила она.

— Катрин? – Виктор напрягся.

— Ну, продавщица из магазина парфюмерии. Помнишь?

— А, ну да. А что у тебя с ней общего?

— Она тоже русская, посидим, поговорим, а то у меня никого из знакомых здесь нет, хоть с ней немного пообщаюсь.

— А, я? – спросил и засмеялся. – Конечно, иди. А где вы встречаетесь?

— Кафе «Флор», в семь вечера.

— Найдёшь? – задавая вопрос, Виктор как-то странно посмотрел на жену.

— Найду, конечно.

Женщины встретились ровно в семь вечера.

— Лиза, ты прекрасно выглядишь. Здравствуй, дорогая!

— Катрин, добрый вечер! Ты само очарование.

Они засмеялись. Лиза стала осматриваться. Стеклянные стены кафе зрительно увеличивали объём помещения, а столики, стоящие за ними на улице, ещё больше дополняли ощущения большого пространства.

— Нравится? – Катя наблюдала за Лизой.

— Да, уютно.

— Ещё бы, поэтому здесь бывали Пикассо и Хемингуэй, ну и ещё разные известные личности.

— Кать, а ты знаешь, ведь сегодня вторник.

— И что это нам даёт? – с удивлением спросила Катрин подругу.

— В Москве, по вторникам, я встречалась с дочерью в кафе. Мы пили кофе и разговаривали.

— О чём?

— Обо всём,  что было за неделю, о делах, о встречах, — Лиза мечтательно подняла вверх свой взгляд, в её больших глазах отразился свет круглых осветительных плафонов, и Кате показалось, что она увидела душу подруги, а в ней всю прошлую жизнь.

— Лиза, — тихо произнесла она, — а давай и мы будем встречаться каждый вторник и тоже разговаривать обо всём, что было и что на душе лежит.

Лиза подсознательно ждала такого предложения, ей стало хорошо и уютно. Но тут, её взгляд остановился на проходящем мимо витрин кафе мужчине. Это был Виктор. Он быстрым взглядом пробежался по посетителям и удалился. Может быть, ей показалось?

— Лиза! Ты меня слышишь? Алло!

— Ой, да, Катрин, ой, да, да, Катя.

— Ты о чём думаешь?

— Нет, нет. Ничего. Показалось.

Катя обернулась и окинула взглядом помещение.

— Вроде мужа увидела.

— Мужа? А ты пришла с ним?

— Нет. Он дома.

— Он, что следит за тобой?

Лиза задумалась.

— Вроде нет. Хотя, не знаю.

— Да, подруга, ревность обычно до добра не доводит.

Встречи двух подруг основали добрую традицию – по вторникам в семь часов вечера они встречались в кафе «Флор», пили кофе, ели свежие круассаны и обсуждали прошедшую неделю.

***

— Николай Васильевич! – голос охранника в трубке телефона прозвучал как-то неуверенно. – К вам посетительница из Франции.

— Что, прямо из самой Франции?

— Да, она на французском разговаривает.

— А вы паспорт проверили? – усмехнувшись, спросил Николай.

— Конечно!

— Тогда пропускайте! – он не стал спрашивать фамилии пришедшей особы, хотя смутно догадывался, кто это мог быть.

Когда Николай увидел вошедшую, он встал и широко улыбаясь, произнёс: «Лиза, дорогая, здравствуй!».

— Николай Васильевич, добрый день!

— Лиза! Ты само очарование и …

Николай окинул её взглядом сверху вниз и остановился на выпуклом животике. Лиза заулыбалась.

— Да, да. Скоро буду опять мамой.

— Ай, молодца! Дай хоть аккуратненько обниму.

Они обнялись, и Николай пригласил Лизу сесть в кресло.

— Ну, рассказывай, какими судьбами?

— Да вот, муж отпустил родителей и детей повидать. За два с половиной года мама с Павликом один раз приезжала и на Рождество Ольга.

— А что так круто? Чего муж не отпускал? Боялся чего?

— Виктор оказался очень ревнивым, меня никуда не отпускает одну. Случай помог найти подругу.

— Ну, это хоть отдушина, — напряжение сошло с лица Николая.

— Именно отдушина, и Катя оказалась такой хорошей подругой, надёжной и очень весёлой.

— А как же он тебя сюда отпустил?

— Благодаря Андрэ, — Лиза, улыбаясь, погладила свой животик.

— Значит мальчик? Замечательно!

— Да!

— Работаешь?

— Нет. Только что окончила курсы, буду системным администратором.

— А ребёнок не помешает?

— Нет, этот вопрос уже обговорили и всё решили.

— Я рад, что у тебя всё хорошо, — сказав это, Николай заметил, как по лицу Лизы пробежала печальная тень, но он не стал на этом останавливаться.

— У вас как дела? В общих чертах я знаю, просматриваю периодически сайт федерации в Интернете.

— Всё нормально, всё по плану. Короче, развиваемся. Ты когда обратно?

— Сегодня в Рязань к родителям и через два дня назад в Париж.

— Что-то маловато?

— Ну…, вот так. И то хорошо.

— У меня через пятьдесят минут начнётся тренировка, может чайку, как всегда?

— От чая, заваренного вами, не откажусь.

***

— Виктор, ну это же не отстирывается! – Лиза держала в руках белую рубашку мужа.

— Ты о чём?

— Вот, — она показала ворот рубашки, — это же… губная помада.

Сказала и сама удивилась. Виктор и бровью не повёл.

— Не лезь в мои дела, — муж резким движением вырвал рубашку из рук Лизы.

— Как твои дела? Я молчала, когда от тебя пахло женскими духами, а теперь вот, губная помада у самой шеи.

— Это! Мои! Дела! – повышая голос, раздельно произнёс Виктор. – Ты же к кому-то каждый вторник ходишь на свидание, я молчу!

— Как тебе не стыдно! Ты же знаешь, что я по вторникам встречаюсь с Катей.

— Понятия не имею! Ты всегда приходишь в приподнятом настроении. Это Катя так на тебя действует?

— Да. Мы с ней хорошо общаемся, снимаем напряжение.

— А-а! Это от меня, значит, у тебя напряжение?

— Виктор, ты что? Что такое ты говоришь? Мы же семья, — в голосе Лизы послышалась обида.

— Я знаю, что я тебе уже надоел.

Лицо Лизы выразило крайнюю степень удивления.

— Я думаю, что нам надо разойтись!

Возникла пауза в разговоре. Лиза не понимала, о чём идёт речь.

— Витя, ты что сказал? — прошептала она.

— Ты гуляешь на стороне, меня игнорируешь, ребёнком не занимаешься…

— Ты что?..

— Именно так. Так, что, развод! Я тебя освобождаю от всех обязанностей, можешь отправляться к своим родителям.

— Ты бредишь, — с этими словами Лиза медленно стала продвигаться в сторону детской комнаты.

Виктор понял её манёвр и жёстко схватил Лизу за руку.

— К ребёнку не подпущу, он останется со мной.

Лиза попыталась освободить руку, но ей это не удалось, тогда она рванулась в сторону, но Виктор сильным рывком опрокинул её на пол. Лиза упала и сильно ударилась бедром о ножку стола. Муж быстро подскочил и ударил ладонью по лицу. Лиза потеряла сознание.

Медленно начала приходить в себя, кружилась голова, немного подташнивало. Открыла глаза. Она лежала там же где и упала.

— Очнулась, — ударило по барабанным перепонкам.

— Что ты наделал? – еле шевеля губами, спросила Лиза.

— Ты накинулась на меня и угрожала Андрэ. Чтобы тебя не засудили за все проступки, уезжай отсюда, сын останется со мной. В следующем году ему идти в школу, я устрою его в престижное учебное заведение.

Лиза стала понимать, что происходит. Она встала, болели нога и рука, под левым глазом горело.

— Ты с ума сошёл! – ноги предательски подкашивались и она села на стоящий рядом стул.

— И не вздумай никуда обращаться, лишу тебя материнства, и сына вообще не увидишь.

У Лизы не было подходящих слов, чтобы возразить, слёзы непроизвольно полились из глаз, и она вышла из комнаты.

На следующий день, надев солнцезащитные очки и воспользовавшись   макияжем, Лиза отправилась на работу. Сердце бешено колотилось в груди, в голове по кругу проигрывался вчерашний вечер. Она никак не могла понять, с чего всё началось.

В офисе не отвечала на задаваемые вопросы сослуживцев, старалась меньше попадаться всем на глаза.

Ближе к вечеру позвонила Катрин, чтобы узнать по поводу традиционной встречи, ведь был вторник.

— Катюша, дорогая, — дрожащим голосом ответила Лиза, — у меня беда, я не знаю, что делать. Обязательно встретимся, я только Андрэ заберу из садика.

— Что случилось, Лиза? Почему у тебя такой голос?

— Это не по телефону. До встречи.

На душе стало немного легче. Катя, это тот человек, который выслушает, успокоит и может быть даже поможет найти выход из этой ужасной и непонятной ситуации.

Они сидели в кафе уже полчаса, кофе, к которому так и не притронулись, остыло. Волнение Лизы усилило ещё и то, что сына в детском саду она не застала, няня сегодня забрала ребёнка раньше. Во время своего рассказа она то и дело начинала плакать, Катя внимательно слушала, нахмурив брови.

— Короче, — подытожила Екатерина, — теперь стали понятны твои подозрения на странное поведение мужа, а то: «что-то он не так посмотрел», «странно сказал».

— Вчерашний вечер, как страшный сон.

— Так, дорогая, твой синяк под глазом надо зафиксировать. Ещё есть травмы?

— Всё бедро синее, жуткие следы на руке. Кать, не надо, он же выкрутится, и я буду во всём виновата. Я боюсь потерять сына, — после этих слов Лиза заплакала.

Катя смотрела на подругу и начала стучать ложечкой по столу.

— Ну, вот не на тех напал! Он ещё пожалеет, что связался с нами.

Лиза перестала плакать и подняла своё лицо, в глазах засветилась надежда.

— Значит так! У меня же тоже муж есть! А муж мой кто?

— Кто?

— Юрист! Адвокат!

Катя произнесла это так громко, что посетители кафе обернулись на двух молодых женщин, которые, что-то активно обсуждали на русском языке.

Катя встала, окинула взглядом всех присутствующих и громко на французском языке крикнула: «Nous allons gagner!» («Мы победим!»). Раздались аплодисменты.

— Лизонька, ты видишь! Они поддерживают нас, они в нас верят, и мы победим!

На лице Лизы появилась улыбка.

— Так! Сейчас в больницу, затем в жандармерию и пока будем ходить, я позвоню мужу. Может же он, в конце концов, выделить своей жене немного своего профессионализма! 

За вечер было сделано много: получили подробные инструкции о порядке действий у Катиного мужа, зафиксировали в больнице все травмы и оставили заявление в жандармерии. Домой Лиза пришла поздно.

— Опять где-то допоздна шлялась! – недовольным голосом встретил Виктор.

Лиза, ни слова не говоря, прошла в детскую, погладила по голове спящего сына и ушла в ванную комнату.

— Молодец, что молчишь и не поднимаешь скандала, я всё сделаю сам, поедешь к родителям, там тебя ждут дети, а я здесь с Андрэ останусь.

В висках у Лизы застучало, участилось дыхание, но она сдержалась, молча пошла спать.

***

Виктор не ожидал такого удара. Он вообще не ожидал никаких действий со стороны Лизы и вызов в суд для него был неожиданным. Как оказалось, по факту насильственных действий в отношении жены, документов было собрано достаточно, и суд постановил развести супругов, ребёнку проживание определили с матерью, а бывшему мужу ближе 300 метров нельзя приближаться к своей бывшей жене. И это оказалось ещё не всё. Одна из двух имевшихся у Виктора квартир, переходила Лизе, и за оскорбление и нанесение физических увечий Виктор должен был выплатить бывшей супруге приличную сумму. Удар для него был сильный, он еле себя сдерживал в зале суда, чтобы не затеять скандал.  

На следующий день гипертонический криз отправил Виктора в больницу.

***

— Лиза, — голос Кати по телефону звенел от радости, — ты не против отметить удачно выигранное дело? Мой муж приглашает.

— А почему он?

— Он считает, что это одно из лучших его дел. Да, кстати, ему активно помогал в деле его партнёр, он тоже будет. Так как?

— У меня сейчас в голове такой тарарам, что я и не знаю… Ну конечно согласна!

— Дорогая моя, значит завтра вечером ресторан «Арпеж». Заодно поедим натуральные продукты. Пальчики оближешь.

— Буду.

Войдя в ресторан, Лиза увидела за столиком, стоящим у изящно изогнутой стены, Катю с мужем и незнакомого мужчину. Мужчины встали, когда она подошла.

— Арман, — обратилась Катрин к мужу, — представь друга.

— Да, да, дорогая, — Арман, указывая Лизе на рядом стоящего мужчину, как-то гордо произнёс, — Валери Бастьен!

Лиза очаровательно улыбнулась, протянула руку новому знакомому и негромко произнесла: «Лиза».

— Элизабет! – громко повторил Валери, и поцеловал протянутую руку, от чего Лиза засмущалась и покраснела.

— Подруга, не тушуйся, — шепнула Катя.

О чём она говорит. Когда Валери посмотрел на Лизу, у неё по телу побежали мурашки, а когда он взял её ладонь и затем поцеловал, у неё практически земля ушла из-под ног. Сердце у неё ёкнуло.

— Ты теперь у нас Элизабет! – засмеялась Катрин. – И почему никто из мужчин раньше тебя так не называл?

— Это красивое имя, — как-то мягко сказал Валери.

— Друзья, есть прекрасный тост, — Арман поднял бокал, — за Элизабет!

***

— Лиза, здравствуй! – прозвучал знакомый голос в телефоне.

— Николай Васильевич, здравствуйте! – в ответ зазвучал радостный голос Лизы.

— Лиза, я в Париже по делам, хотел бы тебя увидеть, если есть такая возможность.

— Ой, Николай Васильевич, как замечательно! Конечно увидимся. Вы надолго к нам?

— Два дня, послезавтра улетаю домой.

— А сегодня вечером вы свободны?

— Да.

— Тогда к нам в гости, домой. Муж будет рад, а я очень рада!

Мужчины сидели за небольшой барной стойкой и пили аперитив, а Лиза тем временем накрывала стол в гостиной. Пробегая мимо, она переводила вопросы и ответы разговаривающих.

— Валери, а ты кто по образованию?

— Юрист. А ты?

— Военный.

— Ты солдат?

— Бери выше – офицер. Правда, в прошлом.

— О, офицер это образованный человек. А что ты знаешь о Франции?

— Много чего. Например, историю. В молодости интересовался Наполеоном. Хочешь, поговорим на эту тему? Или тебя интересует Людовик XIV?

— Нет, нет. Давай об искусстве, — улыбнулся Валери.

— Кино? Кстати, Валери, а ты знаешь, что кино впервые было показано во Франции, и если мне не изменяет память… 28 декабря 1895 года в салоне «Гран-кафе» в Париже на бульваре Капуцинок…

Валери застыл, его лицо вытянулось.

— А какие актёры! Жерар Филип, Бурвиль, Жан Маре, Луи де Фюнес, Жанна Моро, Жан-Луи Трентиньян. А фильм Жака Деми «Шербурские зонтики», вышедший в 1964 году, — и Николай стал напевать мелодию из фильма.

Валери посмотрел на жену, затем на Николая и поднял руку.

— Стоп! – провозгласил он.

Лиза посмотрела на мужа, улыбнулась и развела руками.

— Прошу за стол!

— Николя, ладно кино, а что ты читал из нашей литературы.

На лице Николая расплылась большая улыбка.

— С чего начнём? С поэзии труверов? Хотя… я там немного слабоват.

Когда Лиза перевела слова Николая, Валери чуть не подавился.

— Ну, извини брат, не Франсуа Рабле же нам обсуждать, а Дюма и Морис Дрюон и так уже заезжены. Так, Валери, а что ты знаешь из русской литературы?

— Толстой, Достоевский, — Валери вопросительно посмотрел на Лизу, а она ему кивнула.

— Так, не подсказывать, — командным голосом отчеканил Николай.

— Ребята, давайте кушать, — мягко скомандовала хозяйка.

— Да, да, — Валери обратился к Николаю, — Элизабет надо слушать, она очень вкусно готовит.

Николай бросил короткий взгляд на Лизу, а она ему покачала головой, мол «ай-яй-яй, как не хорошо».

Когда ужин подходил к концу Валери решил взять реванш.

— У нас принято в конце ужина поговорить о политике.

— Отлично! – Николай сразу перехватил инициативу. – Так, ты мне скажи, француз, зачем вы в 1812 году сожгли Москву? А?

Этого француз не ожидал, его рука медленно потянулась к ноутбуку. Жена решила спасти ситуацию.

— Николай Васильевич, кофейку или чаю?

А Валери в это время уже плавал по просторам Интернета.

— Ну, хорошего китайского у тебя всё равно нет, давай кофе.

— А вот и нет, — торжествующе произнёс Валери. – Есть пять версий того, из-за чего случился пожар…

— Но одна из них та, что вы подожгли!

— Мы…

— А мы-то, не подожгли и не разорили Париж в 1814 году! А ведь могли бы!

— А…

— А вот кофе! – закончила разговор о политике Лиза.

Когда Николай уходил, он крепко пожал руку Валери и нежно обнял Лизу.

— Классный у тебя муж. Береги его, а он тебя уж точно будет беречь.

— Я знаю. Я действительно его люблю. Так я ещё в жизни никогда не любила.

— Вы оба молодцы. Чего от жизни ещё ждёте? Всё у вас теперь есть.

— Не всё, — заулыбалась Лиза. – Счастье женщины в материнстве.

Николай улыбнулся, взял ладони Лизы в свои, мягко сжал.

— Счастья тебе, Элизабет!

2018, ноябрь

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.