НЕ ПОСЛЕДНИЙ ШАГ

До рощи было не очень далеко, каких-то метров сто или двести. Другое дело снег глубокий, да ветер, который дул в лицо.

Это был последний ствол небольшого дерева, который должен пойти на дрова. Последний и самый тяжёлый. То ли оттого, что уже устал, перетаскав на плече десяток деревьев, то ли действительно ствол был тяжёлый из-за огромного комля у основания, но Геннадий чувствовал тяжесть ноши, как никогда.

Каждый следующий шаг по снежной целине давался всё труднее. Падать было нельзя, поднять этот ствол потом уже не будет сил. Это Геннадий понимал и поэтому шёл медленно, рассчитывая, куда поставить ногу. Старался идти по своим же следам, но предательский ветер бил по глазам мелкими жёсткими льдинками, и это затрудняло возможность видеть следы.

«Ну вот, полпути прошёл», пронеслось в голове.

Потом, всё произошло очень быстро и неожиданно. Кто-то выключил свет. Кто, непонятно. Но в глазах потемнело. По всей видимости, выключили не только свет…

… Дул сильный встречный ветер, который не давал возможности подняться на ноги. Силы покинули тело, не хотелось шевелиться. Рядом лежал маленький человек. Ребёнок. Может быть, лет семи или восьми. Медленно, раскачиваясь, мальчик начал вставать, не обращая внимания на Геннадия. Сильный порыв ветра заставил ребёнка упасть в снег. Через мгновение мальчик опять сделал попытку встать. Встал. К груди он прижимал холщёвый мешочек. Сделав шаг, другой, третий, он твёрдо стал на ноги, несмотря на ветер, который усилился в несколько раз. Повернулся и посмотрел на Геннадия, лежащего на снегу. Он узнал этот взгляд. Взгляд отца. Его отца. Геннадий понял, что перед ним его же отец, только в детстве. Мальчик покачал головой из стороны в сторону, как бы говоря «нельзя», потом отвернулся и пошёл вперёд…

Лицо горело. Геннадий открыл глаза и увидел снег. Он лежал лицом в снегу, а тот обжигал лицо, приводя в чувство.

— Что это было? – тихо проговорил Геннадий. – Что со мной произошло?

На спину что-то больно давило. Вспомнил, это ствол срубленного дерева, который он тащил домой. Домой. Да, там семья, жена, дети, внуки. До дома полсотни шагов. Надо встать. Сейчас помочь некому. Надо встать. Отец-то тогда нашёл в себе силы, встал и принёс домой еду, которую ему подали люди.

Геннадий прислушался к биению своего сердца. Всё нормально. Повернулся на бок, ствол дерева скатился на снег. Согнул колено, упёрся локтем в снег и встал на четвереньки. Дальше легче, мгновение и на ногах. Подхватил конец ствола и сделал шаг. Пошло. Подходя к дому, заметил, что в проеме калитки стоит жена.

— Ген, что-то долго ты? – немного взволнованно спросила она.

— Нормально. Последнее тащу. Устал немного.

— Тебе помочь?

— Нет, спасибо, справлюсь, — улыбнулся и тихо добавил, — помогли уже.

Подойдя к калитке, Геннадий оглянулся назад. По заснеженному полю удалялась одинокая фигурка мальчика…

2017, февраль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *