МУХА

Уже полчаса Евгений никак не мог справиться с компьютерной программой. Ничего сложного и обычно никаких затруднений с работой в этой программе не было. Но всё дело было в простом насекомом, в мухе. Она проснулась в этот октябрьский вечер от внезапно нахлынувшего на неё тепла от разогревшейся печки.

Несколько дней назад, муха, ощущая наступающий холод, уснула в пустом доме, в надежде проснуться под тёплыми лучами весеннего солнца. Но жесточайшим образом она была разбужена и как медведь-шатун, не понимая, что происходит, начала метаться в пространстве кабинета.

Назойливое насекомое со звуком реактивного самолёта кружилось вокруг лампочки настенного бра. Все попытки Евгения каким-либо образом пришлёпнуть муху не имели успеха.

Прибежавшая на шум кошка Джессика, ринувшись через письменный стол, разбрасывая журналы, ручки и карандаши, попыталась одним броском остановить безумный полёт насекомого. Но муха сделала крутой вираж и взмыла к потолку.

Евгений, произнеся команду «Брысь!», одной рукой взял журнал, а другой поменял очки, чтобы лучше было видеть наглую муху. Не выпуская из виду летающую возмутительницу спокойствия, он взялся за спинку стула. Стул был очень удобен для данной процедуры, ибо он был на колёсиках, и Евгений передвигался на нём, следя за полётом мухи.

И вот, настал долгожданный момент, муха успокоилась и села на стену у самого потолка.

— Вот теперь ты моя, — в интонации промелькнула какая-то злорадность.

Евгений подкатил стул. Всё было рассчитано до мелочей. Держась правой рукой за книжную полку, «охотник» поставил левую ногу на стул, оставалось только лёгко оттолкнуться от пола правой ногой, приподняться, левой рукой взяться за стеллаж, тогда равновесие сохранится, стул будет стоять на месте, и метким ударом наглое насекомое будет поражено.

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

В левой руке Евгения было орудие убийства, журнал. Оттолкнувшись от пола правой ногой, он привстал на стуле, но… ухватиться левой рукой за стеллаж не удалось, помешал журнал. А дальше физика 5-го класса: крутящий момент. А крутиться стулу было на чём, на колёсиках и вращающейся спинке. Улетающие куда-то ноги, приятное чувство полёта, неприятное чувство приземления на спину. Это хорошо, что опыт двадцатилетней службы в воздушно-десантных войсках помог правильно встретиться с поверхностью.

На шум прибежали жена и дочь. Как говорится «картина маслом», стул опрокинут, хозяин кабинета лежит на спине, его разбирает смех.

— Что случилось!? – тяжело дыша от волнения, спросила жена.

— Муха, — последовал странный ответ.

— Пап, ты, что на этот стул вставал, чтобы муху убить?

— Да! – в ответе явно была гордость за свои действия.

— Ты что, на седьмом десятке лет, да на такой стул… — возмущению жены не было предела.

— Другого не было.

— Цел?

— Цел, — после этого ответа Евгений почувствовал какое-то неудобство в правой стопе. Он вспомнил, что падая, ударился ногой об дверной косяк. Потрогав рукой стопу, нащупал большущую шишку, которая увеличивалась на глазах.

— Всё нормально. Дочь, принеси что-нибудь холодное, — может быть раненый хотел ещё что-то сказать, но до его слуха донеслось жужжание со стороны рабочего стола.

Евгений, прижимая к стопе кусок замороженного сливочного масла, следил за мухой. Видимо насекомое понимало, что в данный момент ему ничто не угрожает, и спокойно передвигалось по стене вблизи письменного стола.

С каким наслаждением Евгений прихлопнул эту назойливую муху.

Слегка прихрамывая, он спустился по лестнице в гостиную, гордо неся на листочке бумаги тело поверженного врага. Что подумали жена и дочь, глядя на эту картину, можно было только догадываться.

2017, октябрь