ВОЯЖ

— Алло, Гена!

— О, Саша, здравствуй!

— Ты можешь со мной через две недели вылететь в Китай?

— В Китай? – Геннадий задумался. – Времени мало осталось.

— По этому вопросу не волнуйся. Тут оказия, всё сделают быстро.

— Да и с финансами пока сложно, — говоря эти слова, Геннадий как-то неловко себя почувствовал.

— Я же сказал оказия, — Александр на слове «оказия» сделал ударение. – Билеты, проживание и питание всё будет, а мы сделаем то, что собирались уже давно.

— Ну, если так, то да, я готов полететь.

— Отлично! Давай завтра с загранпаспортом к двум часам ко мне, — прозвучала команда в телефоне.

— Буду!

Ну вот, наконец-то удастся съездить к учителю в Китай. С прошлого года они никак не могут слетать в Поднебесную, то одно, то другое. С этими мыслями Геннадий достал альбом и открыл страницу, где он и Александр стоят рядом с учителем, невзрачным на вид китайцем. Улыбнувшись, Геннадий закрыл альбом.

Друзья встретились на следующий день. Геннадий любил бывать у друга дома, там чувствовался домашний уют. Родители Александра – добрейшие люди, интеллигенты, беседы с ними доставляли истинное удовольствие. Книги по медицине и восточной культуре в доме были везде, их количество поражало. Висящие на стенах картины и каллиграфия завораживали.

— Гена, здравствуй! – встретил Александр.

— Гена, добрый день! – поздоровалась мама Александра. – Обедать будете?

— Здравствуйте! – ответил всем Геннадий, и улыбнувшись добавил, – нет, спасибо большое, рано мне ещё обедать.

Пройдя в Сашин кабинет, друзья сели в кресла.

— Ну, а чай будешь или тоже рано?

— Чай, буду!

Наслаждаясь прекрасным китайским чаем, Александр начал беседу.

— Как ты понял, появилась возможность навестить учителя.

— Это понятно. Хотя, мне ничего не понятно, — Гена сделал глоток чая.

— Правильно! Поэтому, внимательно слушай. Да, ты загранпаспорт принёс?

— Конечно, — достал паспорт и передал другу.

— Меня тут начали периодически начали приглашать разные институты прочитать курс лекций, — начал разговор Александр.

— Для тебя-то это не проблема.

— Ты понимаешь, — Саша сжал губы, — не хочется мне им читать лекции.

Геннадий вопросительно посмотрел на друга.

— Они входят в какое-то теософское общество. В Пекине у них через две недели проходит большая конференция и вот, меня приглашают познакомиться с ситуацией. Я подумал, почему бы не воспользоваться случаем, ведь никаких обязательств я не беру.

— А я, каким боком к братьям сектантам? – Гена улыбнулся.

— Я им сказал, что полечу, но не один. Мол, со мной полетит мой друг, который всегда со мной в серьёзных делах.

— И?

— Согласились.

— Вот как.

— Да. Там будут преподаватели и студенты. Поэтому надо поприличнее одеться, чтобы выглядеть солидно. Я сказал, что ты работаешь в серьёзном государственном учреждении.

— Каком? – Гена широко раскрыл глаза.

— А я знаю? Так что, давай, держи марку.

В аэропорт Александр и Геннадий приехали вместе. Пройдя все процедуры, они подошли к выходу на посадку и от увиденного чуть не ахнули. Зал был забит в основном представительницами женского пола, изредка попадались молодые мужчины студенческого возраста.

— Александр Алексеевич, здравствуйте! – поздоровалась подошедшая женщина средних лет, крашеная блондинка.

 — Анна Владимировна, добрый день! – Александр поздоровался и улыбнулся. – А это Геннадий Иванович, мой друг, о котором я Вам рассказывал.

— Очень приятно, — Анна Владимировна протянула руку.

— Взаимно, — Гена, не меняя выражения лица, по-мужски пожал протянутую руку.

Блондинка натянуто улыбнулась и со словами «Встретимся в самолёте», быстро удалилась.

— Ген, ты помягче. Нам надо продержаться два дня на конференции, не привлекая к себе внимания. А так, будут на нас постоянно показывать пальцем.

— Хорошо, буду сама доброта и любезность.

— Кстати, ты хорошо выглядишь: тёмный костюм, белая рубашка, отличный галстук. Кого-то ты мне напоминаешь? – Александр хитро улыбнулся.

— Джеймса Бонда, — ответил Геннадий.

— Отлично! Точно! Вот и придерживайся этой легенды.

Геннадий, по старой армейской привычке, решил использовать время полёта для сна. Было у него правило – есть возможность поспать, надо спать, так как неизвестно, когда опять будет такая возможность. Вот и теперь, накрывшись пледом и удобно устроившись, Геннадий закрыл глаза и быстро начал проваливаться в сон.

— А вы из какого сектора будете? – раздался сзади голос молодого человека.

В полудрёме он не обратил внимания на вопрос, думая, что обращаются не к нему. Но он ошибся. Кто-то «потыкал» его пальцем в плечо довольно-таки жёстко.

— Я спрашиваю, вы откуда, мужчина?

Сон сразу улетучился и Геннадий повернулся назад. Он увидел бледное лицо блондина, на подбородке которого был светлый пушок ещё небритых ни разу волос. Глубоко посаженные глаза пытались просверлить Геннадия насквозь, а острый нос, как клюв, грозил клюнуть.

— Что вы хотите, молодой человек?

— Вы представитель какого сектора? – продолжал допрос молодой чёловек.

— А Вы кто? По какому праву Вы меня допрашиваете? Каковы Ваши полномочия? Почему не представились? Почему не спросили разрешения задать вопрос? Вас что, не учили правилам этикета? Вы что, не знаете основные правила морали нашей организации? Субординации Вас тоже не обучали?

От такого количества свалившихся вопросов молодой блондин ещё больше побледнел, видимо во рту у него пересохло, он попытался сглотнуть, но глотать было нечего, и его начал раздирать сухой кашель. Всё, что он смог промолвить, так это: «Извините!».

Александр, наблюдавший эту сцену, улыбнулся и молча, кивнул, мол, молодец. Геннадий, удовлетворённый своей контратакой, уселся в кресле поудобней, прикрыл глаза и сразу заснул. Во сне он шёл по залам красивого дворца. Золотые львы и драконы, стоявшие вдоль стен, внимательно смотрели за Геннадием, охраняя покой дворца. Вот круглый зал с множеством дверей, нефритовый пол, на стенах непонятные символы.

Вдруг, все двери открылись одновременно и из них стали выходить люди, одетые в белые халаты. Нет, это не люди, это был один и тот же человек, но… его было множество. Молодой блондин. Его копии или клоны заполняли зал, и что было самое неприятное, так это то, что они все смотрели на Геннадия. Затем, одновременно, все блондины подняли правую руку и, указывая на него указательным пальцем, единым голосом произнесли: «Кто ты такой?». Этот вопрос стал повторяться вновь и вновь. Геннадий развернул плечи и произнёс «Я…». Но ему не дали сказать, прозвучал новый вопрос: «Ты будешь пить?». Тут его этим вопросом сбили с толку, но уже в его сторону летел очередной вопрос: «С газом или без газа?»…

Геннадий открыл глаза. Симпатичная стюардесса повторила вопрос: «Вы, будете пить? Вода минеральная с газом и без газа, апельсиновый и томатный соки».

— Да, да, конечно, давайте сок. Апельсиновый, без газа.

Стюардесса улыбнулась и подала на маленьком подносе стакан с соком.

— Ты, что такой? Кошмар приснился? – спросил Александр.

— Да, типа того, в образе соседа сзади, — Геннадий улыбаясь, глазами показал на блондина.

Хорошая организация мероприятия чувствовалась везде. В аэропорту без задержки прошли все процедуры, в гостинице быстро зарегистрировали и расселили, да ещё успели каждому вручить пакет документов мероприятия, значок, видимо для опознавания «свой — чужой» и бланк какой-то анкеты.

Всё бы ничего, но вот идущая навстречу молодёжь открыто улыбалась, глядя на Александр и Геннадия, а преподавательский состав почтительно склонял голову.

— Не понял. Что происходит? – Геннадий шёпотом задал вопрос другу.

— Я тебя поздравляю. Тебя можно выдвигать на Оскара за блестяще сыгранную роль.

— Подожди, — догадался Геннадий, — ещё только начали.

После этих слов оба стали серьёзными, остановились, а потом одновременно с левой ноги начали движение, чётко печатая шаг по мраморному полу гостиницы.

Первый день конференции. Открытие. Весь зал молча, как заворожённый, слушал выступление руководителя этого сообщества. Александр с Геннадием, чтобы лишний раз не бросаться всем в глаза, сели сзади.

— Саш, посмотри, как они слушают. Хотя, там и слушать-то нечего.

— Ну почему, кое-какие мысли есть, правда они несколько странные.

— Да и руководитель этот, слишком молодой…

— Послушайте, — тихо, но твёрдо произнесла впереди сидящая девушка. – Вы не у себя на Лубянке, имейте уважение к выступающему.

Оба приятеля остолбенели в прямом смысле этого слова. Посмотрели друг на друга, потом на затылок отвернувшейся строгой девушки. Геннадий что-то хотел сказать, но Александр тихо постучал ладонью по его руке. Ну что же, пришлось слушать.

Геннадий не любил слушать лекции, особенно, когда они читались монотонным голосом. Его начинало клонить ко сну. Он боролся, но сон был во много раз сильнее, и каждый раз приходилось сдаваться.

— Как вам не стыдно? – неожиданно заданный вопрос, той же самой агрессивной девушкой, вывел Геннадия из блаженного состояния.

— Цыц! – чуть ли не крикнул он, не найдя, что ответить возмутительнице покоя.

Окружающие слушатели повернулись в сторону, откуда был произнесён странный звук.

— Гена, — шёпотом, почти не шевеля губами, произнёс Александр, — тихо.

Геннадий вдохнул, напрягся, широко открыл глаза и медленно выдохнул, взглядом «прожигая» выступающего молодого человека.

В обеденный перерыв друзья остались в номере. Решили, что видимо лучше попить кофейку, нежели опять встречаться с братьями и сёстрами.

— Слушай, Ген. Я после обеда слетаю в местный университет. Надо там встретиться кое с кем. Прикрой меня.

Новость друга, как гром с ясного неба, ударила Геннадия.

— Обрадовал. Нечего сказать.

— Надо, — был твёрдый ответ.

— А что я скажу, если будут спрашивать о тебе?

— Думаю, не будут. А если спросят, то что-нибудь придумай.

— Ладно. Прикрою.

На том и порешили.

Послеобеденное заседание прошло без происшествий. Сон к Геннадию почему-то не пришёл, а об Александре не спрашивали. Но выходя из зала, сзади раздался знакомый голос:

— А где ваш друг?

Обернувшись, Геннадий узнал говорившую. Да, это была та самая девушка, которая утром призывала к совести и порядку.

— На задании, — был короткий ответ на заданный вопрос.

На ужин Геннадий пошёл один. Александр ещё не пришёл.

— Геннадий Иванович, приятного аппетита, — улыбаясь, произнесла подошедшая Анна Владимировна.

— Спасибо! И Вам того же, приятного.

— Геннадий Иванович, заходите с Александром Алексеевичем к нам на чай, в 348 номер.

— Спасибо, но Александра нет в данный момент, он уехал в город по делам.

— Ну, тогда заходите Вы, один.

Геннадий замялся.

— Заходите, заходите. Через полчасика после ужина.

— Хорошо, буду.

Когда женщина ушла, улыбка с лица Геннадия спала, и он задумался, что он будет там делать и, вообще, с чем туда идти.

Ровно через тридцать минут, после того, как Геннадий Иванович закончил ужин, он постучался в номер 348, держа в руке шоколадку.

Дверь открыла женщина средних лет.

— Ой, Геннадий Иванович, заходите!

Войдя в двухместный номер, Геннадий увидел четырёх женщин, которые готовили стол к чайному торжеству. Почему торжеству? Потому что количество сладостей, расставляемых на столе, явно зашкаливало, и шоколадка гостя была каплей в море.

— Геннадий Иванович, проходите.

— Садитесь.

— Сейчас будем пить чай.

Геннадий немного сконфузился, но это только на несколько секунд. Сев за стол, он уверенной рукой начал разливать чай по стаканам и чашкам.

— Геннадий Иванович, а Вы, в каком звании? – задала вопрос брюнетка с ярко накрашенными губами.

— Вера, ты что? – как бы возмущаясь, спросила соседка справа. – Такие вещи нельзя спрашивать. Геннадий Иванович же на работе.

— Уже нет, — включаясь в игру, произнёс Геннадий. – В данный момент на отдыхе.

 — А Вы были в Китае раньше?

— Да, и не один раз.

— И как Вам?

— Замечательно! Очень интересно. Другой народ, другая культура.

Так слово за слово прошёл час. Как ни странно, но все сладости были съедены.

В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, вошли две женщины.

— Девочки, ну мы в город пойдём?

— Ой, да. Геннадий Иванович, пойдём с нами в город. Вы нам экскурсию проведёте.

— Хорошо, — не дал уговаривать себя Геннадий, — пойдём.

Перед стоящими на крыльце гостиницы русскими туристами открывалась красивая вечерняя картина. На фоне тёмного неба светились высокие стеклянные небоскрёбы. На их крышах красным цветом горели причудливые иероглифы. По ярко освещённой улице мчались автомобили, издавая громкие звуковые сигналы.

— Девушки, — голосом уличного зазывалы произнёс Геннадий, — кто со мной?

— Мы все идём!

А все, это около десяти женщин, с восхищением смотрящих в сторону светящихся высоких зданий.

— Отлично! Только туда, — Геннадий показал рукой в сторону, откуда доносились сигналы машин и бил в глаза яркий свет реклам, — мы не пойдём.

На секунду воцарилась тишина. Единственный в коллективе мужчина гордо повернулся в другую сторону и торжественно произнёс:

— Мы пойдём туда. Смотреть на настоящий Китай.

Взгляды всех устремились в указанную сторону. Там, куда все смотрели, была темнота, светились несколько тусклых лампочек и тишина. Геннадий, к своему удовольствию, увидел застывший ужас на прекрасных лицах своих спутниц.

— Там же ничего нет! – сказано было шепотом и с некоторой дрожью в голосе.

— Там настоящая жизнь, — заключил Геннадий. – Так что, кто со мной, вперёд!

Геннадий Иванович твёрдо, небыстрым шагом, направился в сторону темноты. Среди женщин прошёл короткий разговор. Четверо, во главе с Анной Владимировной, двинулись за Геннадием, а остальные пошли на завораживающие огни небоскрёбов, как мотыльки на пламя свечи.

— Вы даже не представляете себе, что сейчас увидите и с чем столкнётесь, — весёлый голос провожатого внедрял в сердца спутниц некую уверенность, но всё же женщины сбились вокруг Геннадия и не отставали от него, ни на шаг.

Темнота была, как жидкая стена. Все дружно шагнули в неё и через десяток шагов идущих осветило тёплым неярким светом. Перед глазами открылась оживлённая улочка, по которой сновали в разных направлениях люди. Одеты они были явно не по-современному, но как все догадались – в традиционную китайскую одежду. Справа и слева вдоль дороги располагались маленькие магазинчики, развёрнуты лотки с фруктами и овощами, на небольших жаровнях что-то жарилось, обдавая идущих незнакомыми запахами.

— Надеюсь, есть никто не хочет, весело сказал Геннадий и кивнул в сторону ближайшей мини кухни, — а то, можно перекусить скорпиончиком или личинкой шелкопряда. Замечу, очень питательно. — Следующие за ним женщины, брезгливо отвернулись от шипящего на огне котла.

Увидев, что спутницы остановились у магазинчика с одеждой, Геннадий пригласил всех войти вовнутрь и посмотреть всё поближе.

— Нимен хао, — входя, сказал Геннадий двум продавцам.

В ответ китайцы поприветствовали входящих, заулыбались и широкими жестами пригласили осмотреть товар. Но женщины ещё с восторгом смотрели на Геннадия, оценив его знания китайского языка.

Начался осмотр товара. В небольшом помещении было тесновато, но странным образом потенциальные покупатели смогли и осматривать одежду и примерять её. Геннадий сел на предложенный ему стул и наблюдал за действием. К нему подошёл один из продавцов и предложил чашку чая. Геннадий поблагодарил и принял чашку. Второй раз женщины оценили своего провожатого.

— Ой, а мне так нравится, но немного длинновато и широко, — грустно сказала брюнетка Нина.

— Сейчас эту проблему решим.

Геннадий подошёл к китайцу, что-то сказал и указал на Нину. Продавец кивнул и дал команду своему напарнику.

— Так, чуть подождём, и всё будет, как говорят наши братья, хэн хао!

В то время как один китаёц начал обмеривать Нину, другой принёс поднос с чайником и чашками, поставил на столик, разлил по чашкам чай и, улыбаясь отошёл, пятясь назад. Женщины в третий раз с восхищением посмотрели на Геннадия Ивановича.

— Пейте, пейте, это вам не пакетики заваривать. Чай очень хороший.

Все оценили качество чая. Действительно, никто из присутствующих, исключая Геннадия Ивановича, такого чая не пил.

— Если повезёт, то купим сегодня такой чай.

Когда с чаем было закончено, один из продавцов принёс готовую одежду и предложил Нине померить.

— Просто чудо, — раздался из примерной голос брюнетки. – Так быстро и так хорошо сделали.

Рассчитавшись с хозяином за купленный товар, все в хорошем настроении вышли на улицу. Этот маленький мир не казался уже жутким и тесным. Весело разговаривая между собой, группа продвигалась по улочке, осматривая по сторонам все торговые точки.

— Всем, стоять! – прозвучала команда Геннадия Ивановича. – Обратите внимание, аптека. Предлагаю зайти.

— А мне тесть заказал какую-то мазь. Вот, записал название.

— Значит, идём. Девушки, за мной.

Процедура вхождения и встречи повторилась практически один в один, только теперь встречали два китайца в белых халатах.

— Рекомендую, разогревающие растирки, мази и пластыри. Я вам покажу. Такого у нас не найдёте.

Геннадий подошёл к продавцу и завёл с ним разговор. Китаец утвердительно кивал, потом указывая на Анну Владимировну, что-то сказал.

— Девушки, сейчас вам покажут то, о чём я говорил, — произнеся это, Геннадий подошёл к Анне Владимировне.

— Анна Владимировна, у Вас голова болит?

— Да, на виски сильно давит.

Геннадий повернулся к продавцу и кивнул, тот что-то сказал напарнику, который сразу удалился. Через минуту он вошёл в зал, вытирая полотенцем руки. Анну Владимировну посадили на стул, китаец встал сзади, и стал пальцами массировать голову.

А в это время, у прилавка шло бурное обсуждение, чего и сколько брать. Продавец, показывая на одну из предлагаемых баночек, изображал жестами чудесные свойства снадобья.

— Девочки, а что вы берёте, подскажите, — прозвучал бодрый голос сзади всех.

— Анечка! Что? Всё? Не болит?

— Чудо! – улыбаясь, ответила выздоровевшая. – Так было приятно и, правда, всё прошло.

В четвёртый раз на Геннадия устремился поток тёплых взглядов.

Недалеко от аптеки Геннадий увидел чайный магазинчик.

— Готовьтесь девушки к следующему чуду!

Войдя в помещение чайного магазина, у всех возникло ощущение, что они попали в дом волшебника или мага. Сначала, уловили тонкий приятный незнакомый аромат. Затем, взору открылись полки на стенах с бесчисленным количеством баночек и коробочек. А из под потолка на вошедших смотрели лики деревянных драконов, львов и фениксов. В центре комнаты стоял стол, на котором находился каменный предмет, напоминающий крышку стола с резными, загнутыми вверх краями, в углу которого восседал, вырезанный из того же камня, лысый, пузатый, улыбающийся человек. Рядом со столом стояла симпатичная китаянка средних лет, в лёгком полупоклоне.

— Заходите, заходите, — улыбался Геннадий, — видите, нас ждут.

Анна Владимировна не могла оторвать взгляда от каменного пузатого человечка.

— Это Хотэй, — быстро и негромко сказал Геннадий, — бог богатства, счастья и веселья, обычно его ставят в доме для привлечения счастья и богатства.

Хозяйка предложила всем сесть и тут же, ничего не говоря, ловкими движениями расставила маленькие фарфоровые чашечки и… началось таинство приготовления чая. Все еле успевали следить за руками китаянки. В чашку с крышкой насыпался чай, наливался кипяток, затем он переливался в чашечки, чашечки переворачивались и кипяток выливался на стол, стекал в углубление и исчезал. Женщины следили за действиями. Геннадий с удовольствием смотрел, улыбаясь, на них. Ещё несколько комбинаций с кипятком и чашками, и перед каждой, в итоге, стояла чашечка чая.

— Пейте, — прозвучала команда Геннадия.

Пока все пробовали чай, Геннадий Иванович сказал хозяйке несколько слов. Та ответила и кивнула головой, после чего достала несколько коробок, и процесс заваривания и пития стал повторяться после открытия очередной коробки.

Гости пили чай и очень эмоционально высказывали свое восхищение напитком.

— Это ещё не всё.

Хозяйка повернулась и открыла, стоящий позади неё сундук, который оказался морозильной камерой. Достала фольгированный пакет, а из него извлекла чай, непонятной формы.

— Улун, — со знанием дела произнёс Геннадий. 

Этот чай понравился всем, восхищению не было предела. Затем, Геннадий, обращаясь к китаянке, произнёс слово «пуэр». Хозяйка достала круглый предмет, завёрнутый в бумагу с иероглифами. Когда бумага была развёрнута, все увидели прессованную лепёшку чёрного чая.

После дегустации пуэра завязалась оживлённая дискуссия.

— А он не испорчен, привкус земли и гнилых досок.

— Нина, ты что, приятный привкус сухофруктов.

— Какие сухофрукты? Что-то непонятное.

— Ой, девочки, а мне понравилось.

— Мне тоже, но как-то необычно.

— Так, гвардия, чай брать будем? – вмешался в диспут Геннадий.

— Да, Геннадий Иванович, — прозвучал дружный ответ.

— Значит так, вот в коробочках стоят чаи, которые вы пробовали. Каждая по очереди укажет, какой чай и сколько будет брать. Вам всё упакуют в красивые коробочки. Всем ясно?

— Так точно, — опять прозвучал дружный ответ. И началось новое таинство, покупка.

Довольная удачной прогулкой компания возвращалась в гостиницу, неся в руках пакеты с покупками. В коридоре встретили одну из тех, кто пошёл на свет китайской цивилизации.

— Света, а вы что уже пришли?

— Да, уже давно. Девчонки спать отправились.

— И как сходили?

— Да ну, смотреть нечего. Красиво, но всё как везде – супермаркеты, магазины, кафе… короче видали и лучше. А вы как сходили? – Светлана как-то недобро посмотрела на Геннадия.

— За-ме-ча-тель-но, — по слогам сказала Анна Владимировна. – Зря с нами не пошли, так было интересно, завтра расскажем.

Все разошлись по номерам, пожелав друг другу спокойной ночи.

— Ну, я тебя потерял, — повернувшись к входящему Геннадию, сказал улыбающийся Александр.

— Внедрял женский коллектив в китайскую культуру.

— И как?

— Отлично. Они теперь наши. Всем всё понравилось. А как ты съездил?

Александр встал и протянул другу большую книгу в красочной обложке.

— Тоже хорошо. Встретился с кем планировал. Вот, подарили фотоальбом по китайской живописи. Да! И созвонился с учителем, он нас ждёт.

— Отлично! Осталось завтра день простоять и ночь продержаться.

— А как там, на мероприятии? Молодёжь не приставала?

— Нет. Всё спокойно. Они заняты своими делами. Чудные какие-то.

— А преподавательский состав, такие же?

— Насколько я понял из беседы, — Геннадий говорил, перелистывая страницы фотоальбома, — они поехали, чтобы держать своих подопечных под контролем. Тётки нормальные, без заморочек в голове. Им тоже нудно сидеть на этих собраниях.

— Тогда по чашке чая и спать.

— Нет, спасибо, я без чая.

Александр посмотрел на друга с удивлением.

— Краснокожий друг знает меру, — сказал и оба засмеялись.

Следующий день прошёл спокойно. В перерыве подошла Анна Владимировна и обратилась к Александру с просьбой.

— Александр Алексеевич, завтра всех повезут смотреть Великую китайскую стену и какие-то могилы, а потом, наш коллектив хочет, вместе с вами, пройтись по вчерашнему маршруту. Не все вчера смогли.

— Спасибо за приглашение, но мы будем заняты.

Анна Владимировна вопросительно посмотрела на Геннадия.

— Будем писать донесение о проделанной работе, — Геннадий улыбнулся и добавил, – вы же теперь сами можете своих подруг сводить туда. Главное смелее, больше общайтесь с китайцами. Поймёте друг друга, не волнуйтесь. И при покупках торгуйтесь, они это любят. 

— Да? Ну, хорошо, спасибо – озабоченный предводитель женской компании в задумчивости направилась к подругам, которые ожидали её в стороне.

Александр посмотрел на друга.

— Саш, ну а как иначе, ведь не отвертишься.

— Похоже на то.

Долгожданная встреча с учителем состоялась на следующий день. Глядя на учителя, трудно было понять, как простой на вид, маленький человек мог нести в себе огромный заряд жизненной энергии и щедро делиться ею со всеми. Объём знаний, которым он обладал, был неизмеримо большим. С этим человеком хотелось разговаривать часами или только слушать его, да что там слушать, просто сидеть рядом и кожей впитывать исходящую от него энергию.

— Слушай, Саш, — начал разговор Геннадий, когда они возвращались в гостиницу, — каждый раз удивляюсь, каким образом учителю удалось впихнуть в мою голову знания, о которых я раньше и понятия не имел. Ну, попили чайку, его жена накормила нас вкусными пельменями, поговорили на разные темы, показал нам древний трактат, пояснил некоторые положения из него и всё. А состояние у меня, как будто вернулся с недельных курсов повышения квалификации.

— Каким образом? – Александр задумался, потом хитро улыбнулся и сказал, — мистическим, мистическим образом Гена.

В конце дня все участники конференции возвращались в гостиницу, основная масса после осмотра достопримечательностей, а двое шли навстречу всем неизвестно откуда.

— Александр Алексеевич, Геннадий Иванович, как жаль, что вас не было с нами, так было интересно.

— Мы вам завидуем, — серьёзным тоном ответил Геннадий, — но сами понимаете, служба есть служба.

— Да, да, — подтвердил Александр.

— Вечером может с нами на прогулку?

— Писанины много, — грустно произнёс Геннадий.

— А на чай, по нашему возвращению?

Александр посмотрел на друга, подмигнул и ответил:

— А вот от чая не откажемся.

— Тогда ждём.

В номере было тесно от собравшихся, двое мужчин и одиннадцать женщин заняли всё пространство. Передвигаться было нельзя, только сидеть, говорить и пить чай.

— Как вам Китай? – задал вопрос Александр присутствующим.

— Неожиданно прекрасно!

И женщины наперебой начали рассказывать о своих впечатлениях. Мужчины пили чай, улыбались и кивали головами. Через минут пятнадцать оживлённого обсуждения Геннадий сказал:

— Девушки, чтобы углубить ваш интерес к культуре Китая… Саша, прочитай что-нибудь из китайской классики. Ли Бо, например.

В комнате наступила мёртвая тишина, все смотрели на Александра. В выражениях лиц можно было прочесть недоумение, восторг и сомнения одновременно.

Александр сделал глоток чая и начал негромко произносить слова на непонятном для всех китайском языке. Публика сразу поняла, что это стихотворение. Голос, меняя ритм, то поднимался вверх, то опускался, а то качался как на волнах.

Когда Александр закончил своё действие, в комнате продолжала стоять тишина. Женщины продолжали слушать, взгляды были устремлены в бесконечность и они явно понимали, о чём шла речь в стихотворении.

— Что это? – произнесла шёпотом одна из присутствующих дам.

— Ли Бо, — коротко ответил Геннадий. – Попробую для вас сделать уточнение:

«Плывут облака
Отдыхать после знойного дня,
Стремительных птиц
Улетела последняя стая.
Гляжу я на горы,
И горы глядят на меня,
И долго глядим мы,
Друг другу не надоедая».

В Москве, Александра и Геннадия встречал их друг на своём автомобиле. Попрощавшись с дружным женским коллективом, друзья сели в машину, и она резво рванула с места. Группа женщин и студентов стояли и смотрели вслед удаляющемуся автомобилю.

— Странные всё-таки они, эти двое, — произнёс молодой блондин с глубоко посаженными глазами, — что их связывает, профессор и чекист.

2017, сентябрь