ВЫБОР

Право выбора есть у каждого

Дорога стремительно летела навстречу. Нетрезвое сознание не успевало обрабатывать информацию, зрение теряло резкость, тяжёлая голова не хотела спокойно сидеть на шее. Скорость автомобиля бесконтрольно росла.

Начинался поворот. Александр с улыбкой упёрся спиной в сидение, и правой рукой крепко ухватил руль. Инстинкт подсказывал, что машина не вписывается в поворот и вот-вот сорвётся с дороги. Левой ладонью он прикрыл глаза и надавил ногой на педаль газа.

«Ягуар» стремительно вылетел с дороги, сделал полный оборот в воздухе вдоль оси полёта и рухнул в заросли мелкого кустарника. Если бы кто видел эту картину со стороны, то мог подумать, что опытный каскадёр проделал свой коронный трюк. Но свидетелей этому не было. Да и какие свидетели в четвёртом часу ночи.

Протрезвев на какое-то мгновение, Александр осмотрелся, пощупал ноги, посмотрел на руки. Всё нормально, только болела грудь, ремень безопасности жёстко обошёлся с хозяином.

— Уф, — тяжело выдохнул водитель. – Посадка мягкая. Пять баллов.

Голова закружилась и Александр отключился…

— Саша, мальчик мой, что же ты делаешь.

— Папа? Ты?

— Я. А вот ты ли это? Я разве тебя этому учил?

— Ты же умер давно.

— Да. Видимо для тебя я умер…

— Эй, мужик! Жив? – холодные руки больно хлестали по щекам.

— А!? – Александр открыл глаза. – Что? Я?

— Ага! Живой, — незнакомый мужчина отпрянул от открытой двери машины. – Да ты же пьяный!

— Всё нормально! Всё, всё… иди. Всё в норме. Закрой дверь, холодно.

Оглядываясь, незнакомец пошёл к своей машине. Подойдя к автомобилю, ещё раз обернулся, плюнул и уехал.

— Папа, папа, — Александр смотрел через лобовое стекло в темноту, — ты, как всегда, прав.

Пошарив руками  по карманам, достал мобильный телефон и стал набирать номер. На звонок никто не ответил. Пришлось набирать номер ещё раз.

— Алло! Павлик?

— Да, — раздался сонный голос.

— Это я.

— Я понял. Саш, ты на часы смотрел?

— Мне нужна помощь, срочно, — Александр начинал терять терпение.

— Ты что, опять пьяный за руль сел?

— Мне нужна помощь!

— Что случилось?

— Мне нужна помощь! – продолжил, переходя на крик. – SOS!!!

— Тихо! Ты где?

— В кювете, — сказал и засмеялся истерическим смехом.

— Объясни где и жди.

Проснулся к обеду. Дико болела голова. Воспоминания о прошедшей ночи хорошего настроения не добавили.

Широко распахнув дверь, в комнату вошла жена.

— Ну что, герой. Проснулся?

— Галя, не заводи опять шарманку.

— Буду заводить! – Галина подошла к кровати. – Сколько раз ты зарекался, что пьяным за руль садиться не будешь. Я уже не говорю, что пить бросать тебе надо.

— Галь…

— Что Галь? Ты на себя посмотри, на кого похож, растолстел, под глазами мешки, прокурен насквозь.

— Я, всё. Завязываю.

— Нет! Не верю. Я больше так не могу, — Галина вышла из комнаты, громко захлопнув за собой дверь.

— А я могу? Сил моих тоже уже нет. А что делать? – Александр сел. Закружилась голова, в глазах потемнело.

Когда к нему вернулось зрение, осторожно встал и подошёл к зеркалу. Человек, стоящий в зеркальном отражении, поражал своим видом. Нет, не поражал. Ужасал! Непонятную, оплывшую фигуру сверху завершала, видимо, голова – висящие щёки, распухшие губы, взъерошенные волосы и красные заплывшие глаза.

— Ужас! – произнёс хозяин отражения. – Когда же я успел дойти до такого…

Александр повернулся к зеркалу боком, но то, что он увидел, поразило ещё больше. Ноги подкосились, и он поспешил сесть на край кровати.

Уже минут пять Александр ложкой болтал кофе в чашке.

— Что думаешь делать? – спросил он жену, которая стояла у окна и смотрела на улицу.

— Саша, я уйду. А что ты будешь делать, я не знаю, но так жить больше нельзя.

— Нельзя.

— Хватит звенеть ложкой! Выпей ты, наконец, свой кофе, — не вытерпела жена.

— Ты знаешь, никуда не надо уходить. Оставайся. Уйду я. Надо же вам с сыном где-то жить.

Галина повернулась и посмотрела на мужа. Он сидел, закрыв глаза. Видимо, решение давалось ему нелегко.

— Надо всё кардинально менять. Отрезать и начинать с нуля, иначе, ничего не выйдет.

— Что ты имеешь в виду?

— Вот то и имею. Разберусь с бизнесом и всё с нуля. С самого нулевого, — с этими словами Александр одним залпом выпил чашку кофе и резко выдохнул.

С бизнесом проблем не было, но своих партнёров Александр заставил поволноваться, объявив, что уходит из бизнеса.

— Саша, у тебя проблемы? – был задан резонный вопрос.

— Да, проблемы. И очень серьёзные.

— Давай поможем решить твои проблемы. Какова цена вопроса?

— Нет, Игорь, — Александр тяжело вздохнул. – Тут дела другого рода. Проблемы внутри.

— Что ты говоришь? Никто из нас не мог тебя подставить, — чуть ли не обиделся Максим.

— Нет, ребята. Вы не так поняли. Проблемы во мне.

— Давай в отпуск, отдохни и решай свои проблемы, не унимался Игорь.

— Да. Отпуск. Это хорошая идея, — Александр подошёл к окну. – Правильно, в отпуск. Год, а то и два надо.

Оба компаньона посмотрели на друга с изумлением.

— Не понял, — медленно на распев произнес Максим.

— Всё! Отдаю свою долю. Мне ничего не надо, — посмотрел на друзей и как-то виновато продолжил, — без обид. Честно. Мне трудно всё объяснить, но мне надо с нуля и по-другому. Не знаю как, но надо.

Продолжать разговор на эту тему больше не было смысла. Обговорили нюансы и Александр уехал.

По дороге домой заехал в магазин, купил рюкзак, плащ, резиновые сапоги, непромокаемую куртку.

— В поход собрался, что ли? – задала вопрос Галина, глядя на сборы мужа.

— Вы меня скоро не ждите. Через пару лет приеду.

— Ты куда? – с этими словами жена подошла к нему вплотную. – Ты что надумал?

— Всё! Я сказал, мне надо подумать, как жить дальше. Вот и поеду думать.

— Куда поедешь? – не унималась Галина.

— Не знаю. Страна большая. Найду место, где хорошо думается. И не уговаривай. Бесполезно.

— Позвони хоть.

— Телефон с собой не беру. Возьму самый необходимый минимум, всё, что поместится в этот рюкзак.

Галина села в кресло, глядя на мужа, и закусила губу. Хотела заплакать, но не получилось. Да и сказать что-либо, тоже не получалось.

На железнодорожном вокзале Александр внимательно изучил расписание поездов, в кассе взял билет в плацкартный вагон и пошёл на посадку.

Попутчиками оказалась весёлая компания рыбаков.

— Турист? – спросил Александра самый старший по возрасту из компании.

— Нет. По делам.

— А, ну-ну. А куда?

— До конечной, — Александру как-то не очень хотелось втягиваться в разговор.

— Меня Самсонычем кличут. А ты?

— Александр.

— А, ну-ну. Сашок значит.

Александр понял, что просто так от этих ребят не отвязаться. А на столе уже была расстелена газетка и на неё выкладывалась всевозможная еда.

— Сашок, давай пододвигайся сюда, — начал командовать Самсоныч.

— Нет, спасибо.

— Ещё не за что спасибо говорить, — компания дружно засмеялась. — Давай, давай.

Чтобы не обострять отношений Александр подсел поближе к коллективу. В пластиковые стаканчики полилась водка.

— Ребята, я не буду, — запротестовал Александр.

— За знакомство надо обязательно, — произнёс «банкующий».

— Мне врач запрещает. Нельзя. Сердце, желудок, печень…

— Ну-у-у пошёл чёрт по кочкам. Такой молодой…

— А уже старик, — опять все дружно засмеялись.

— Ну, раз такое дело, — Самсоныч положил перед Александром куриную ногу, — тогда ешь.

Незаметно подошёл вечер. Попутчики один за другим укладывались спать. Александр сидел и смотрел в окно. В темноте пролетали разноцветные огоньки  фонарей и семафоров, равномерный стук колёс начинал убаюкивать.

— Сашок, а чё спать не ложишься? —  Самсоныч присел рядом.

— Не охота.

— А, ну-ну. Мысли одолевают. Заноза сидит в тебе.

— Сидит. Это точно, — Александр тяжело вздохнул.

— Сашок, а ты расскажи. Я ведь что, сейчас здесь, а завтра… мы с тобой больше никогда и не встретимся. Чужому-то завсегда легче.

Александр подумал, что и правда, чего бояться. Кто такой этот Самсоныч – временный попутчик, а душе необходимо облегчение.

— Ладно, батя, слушай.

— Как сказал? Батя? Ну-ну, давай, — такое обращение явно понравилось Самсонычу.

— Жизнь моя пока не удалась.

— Ну, ты, это, пока итоги-то своей жизни не подводи, молод ещё.

— Да я не итоги подвожу. Пока этап только. Начало было бурное и замечательное. Родился и детство провёл в достатке. Получил высшее образование, завёл свой бизнес, женился, сын родился. В Японии даже подучиться пришлось.

— Ну, так всё хорошо значит, — Самсоныч внимательно смотрел в глаза собеседнику.

— Да, да. Хорошо, — Александр задумался. – Но чем  дальше было всё хорошо, тем я себя отпускал во всём. Большие деньги и влиятельные друзья вселили в меня уверенность во вседозволенности. Для меня, в принципе, никаких проблем не было. Всё было решаемо. Если надо было через кого переступить – переступал.

Самсоныч слушал, не моргая и не шевелясь.

— Вот так и жил. И не заметил, как превратился в монстра. Друзей настоящих нет, жена отвернулась, сын растёт без отца.

— И что случилось, что ты так заговорил?

— Совесть свою или то, что от неё осталось, повстречал как-то ночью в кювете. Как проснулся и увидел со стороны свою жизнь. Тошно и стыдно стало.

— А, ну-ну. Значит, сейчас бежишь от себя, — Самсоныч как-то расслабился.

— Да нет. Не бегу. Ищу место, где можно спокойно обдумать всё и решить, как жить дальше.

Самсоныч задумался. Несколько минут стояла тишина. Александр смотрел в окно, а его собеседник смотрел в пол.

— Вот, что я тебе, Сашок, скажу, — оживился Самсоныч. – Правильно ты сделал, что в этот поезд сел, ибо, здесь встретил меня. Знаю куда тебе надо. Знаю.

Александр с надеждой посмотрел на собеседника.

— Есть место такое. Давай сейчас спать, а завтра я тебе расскажу, где это место находится.

Александр почувствовал, что с него сняли огромный груз. Он поверил. Поверил, что этот самый Самсоныч, этот попутчик, этот простой мужик сможет решить его проблему. Стало так легко, что как только он лёг, сразу заснул.

— Сашок! – кто-то коснулся его руки, хотя Александр сразу понял, что это Самсоныч. – Давай вставай, будем завтракать, а то нам скоро выходить.

— Так, мне ещё далеко.

— Это тебе далеко, а нам скоро пора. Мне ещё тебе надо растолковать, куда тебе надо податься.

За завтраком Самсоныч подробно объяснил, как от станции добраться до Коробова, а там и до Зелёного луга. Рассказал, что надо найти Митрича. Именно «Митрича», и никак по-другому, надо будет передать тому привет от Самсоныча и всё рассказать как на духу.

— Вот Митрич тебе и поможет, — закончил свой рассказ Самсоныч.

Вскоре, компания рыбаков быстро и весело сошла с поезда. Самсоныч на прощание крепко пожал Александру руку.

— Сашок, ты это, правильное решение принял. Никогда не поздно всё начать сначала.

Поезд поехал. Александр смотрел вслед уходящим рыбакам и мысленно благодарил эту шумную и весёлую компанию.

Выйдя на станции назначения, Александр без особого труда нашёл, указанную Самсонычем, остановку автобуса. И повезло же, автобус стоял на остановке и производил загрузку пассажиров. Посадкой это было назвать нельзя. Практически на каждого пассажира приходилось по два-три «баула». Бедный «пазик» проглатывал всё и всех, кто пытался в него загрузиться.

Александру места много не требовалось и, как ему сказали, полтора часа он может спокойно сидеть в конце салона. Место оказалось не очень удобным, в углу за задней дверью, но всё лучше, чем стоять.

Время тянулось очень долго и нудно. Частые остановки в населённых пунктах, а бывало и по требованию в «чистом поле». На неровностях и «колдобинах» подкидывало. А при его большом весе, данная акробатика была совсем  не к месту.

Через полтора часа, как и было обещано, уже полупустой автобус прибыл в Коробово. Дело было к обеду. На улице, как Александру показалось единственной, никого не было. Лёгкий ветерок доносил запах борща, жареной картошки и молока. Пустой желудок дал знать о себе длинным «гудком». Но надо было найти транспорт для дальнейшей поездки. И спросить-то не у кого, где этот Зелёный луг и как до него добраться. Взвалив рюкзак на плечи, Александр медленным шагом пошёл по улице.

Сначала он услышал рокот тракторного мотора, а через некоторое время показался и сам трактор. Это был «Беларусь» с прицепом, в котором что-то грохотало. Александр встал посереди дороги и поднял правую руку.

— Куда прёшь! – крикнул водитель из открытой дверцы остановившегося трактора.

— Добрый день! – парировал Александр.

— Для тебя он мог стать последним. Жить надоело, мать твою!

— Будьте так добры, не откажите в любезности, скажите пожалуйста, как добраться до Зелёного луга.

От такой тирады любезностей тракторист впал в ступор. Потом пришёл в себя и спустился на землю, в прямом и переносном смысле.

— Ну… Наверное… — тракторист прищурил правый глаз, подумал и добавил, — я поеду через ево.

— А меня не подбросите?

— Тебя-я-я-я?

— Я заплачу.

— Ещё чего, — водитель трактора гордо посмотрел на Александра. – В  магазине бутылку водки возьмёшь мне.

Александр обратил внимание, что его собеседник и так уже был не совсем трезвый, но согласился.

— А…

— Вон магазин. Давай туда, а я тебя буду ждать вон у того дома, — и указал рукой на деревянное строение синего цвета.

Выполнив поручение своего спасителя, Александр подошёл к указанному дому, возле которого стоял и «тарахтел» трактор. Из калитки вышел тракторист, взял бутылку и, удаляясь в дом, через плечо кинул:

— Давай в прицеп. Я щас.

Забравшись в прицеп, Александр оценил комфорт предстоящей поездки. На грязном и скользком полу валялось несколько пустых бидонов для  молока, которые, видимо, и создавали грохот во время езды. В переднем углу прицепа имелось сухое место, туда Александр поставил свой рюкзак.

Минут через десять из калитки вышел, вернее, вывалился водитель трактора. Пьяный, как говорят, «в хлам». У Александра стало как-то неприятно в районе голодного желудка. Перебирая руками по корпусу трактора, водитель постепенно добрался до ступеньки.

— Послушайте… — начала было Александр, но тракторист грозно посмотрел на него, приложил указательный палец к губам и попытался произнести звук «тсс». После неудавшейся попытки, он плюнул на землю и как ленивец стал закарабкиваться в кабину. Это ему удалось и после того, как дверца закрылась, трактор рванул вперёд.

Александр сразу оценил качество дороги, которая была хоть и грунтовая, но ровная, без ям. И он понял, что сохраняло целостность поверхности. Дорога была покатая от центра к обочинам, таким образом, вода на ней не задерживалась, а сразу стекала в кювет. Но видимо, водитель трактора не мог оценить шедевр инженерной мысли, так как не мог удержать своё транспортное средство, что называется в полосе движения. Трактор, на большой скорости, постоянно бросало с одной стороны дороги на другую. Соответственно прицеп повторял ту же траекторию, но с некоторым запозданием. Пустые бидоны, как бешенные, хаотично мотались по прицепу. Александр, держась двумя руками за борта прицепа, чтобы не вылететь из него, ногами отбивал налетавшие на него ёмкости для молока. И не один раз уже он попрощался с жизнью, вспомнил жену, сына и пожалел, что вообще задумал изменить то, что сейчас должно закончиться.

Неожиданно трактор остановился. Александр огляделся в надежде увидеть пресловутый Зелёный луг, но с одной стороны было поле, а с другой лес. Открылась дверца трактора и из кабины, как змея, на землю сполз водитель. Облокотившись плечом о трактор, он справил малую нужду и, кряхтя, вполз на своё место. Александр хотел спросить, как долго ещё ехать и вообще, туда ли едем, но не успел. Трактор рванул вперёд и продолжил выписывать зигзаги на дороге.

Сколько продолжалась эта бешеная гонка Александр понять не мог, но неожиданно, деревья расступились и трактор въехал на поляну, по краям которой стояли старенькие некрашеные домишки, и остановился. Пассажир, не спрашивая, приехали или нет, быстро бросил за борт рюкзак и, несмотря на свой приличный вес, прыгнул за ним следом. Не долетев ещё до земли, Александр услышал шум удаляющегося трактора.

— Что там кувырки в кювете, детский лепет, — ощупывая себя, Александр понял, что жив и цел.

Оглядевшись, он увидел идущую вдоль дороги маленькую сухонькую старушку, которая мужественно тащила на верёвке козу. Коза упиралась, но старушка сильным рывком верёвки заставляла упрямое животное идти за ней.

— Бабуля, добрый день! – произнёс Александр.

— Добрый, добрый, — ответила старушка, не глядя на поздоровавшегося с ней.

— Бабуля…

— Анна Ивановна! – перебила «бабуля».

— Анна Ивановна, не подскажете, это случайно не Зелёный луг будет?

— Почему случайно? Он и есть.

— А не подскажете, Анна Ивановна, как мне Митрича найти.

— Чего его искать, — старушка остановилась, посмотрела на собеседника, и указывая рукой в сторону одного из домов, добавила, — вот там Митрич твой.

— Спасибо!

— На здоровье! – ответила Анна Ивановна и засмеялась тонким голоском.

Александр поднял с земли рюкзак и пошёл к указанному дому.  Что-то странное виделось вокруг, но что именно он никак не мог понять, и только на подходе к дому Митрича Александр понял, здесь ни у кого нет заборов. Пару жердин обозначают, видимо, хозяйственную зону и больше ничего. Это было удивительно.

Встретили Александра гуси. Небольшая стая, завидев пришельца, развернулась в его направлении, пригнула длинные шеи к земле и с шипением двинулась защищать свою территорию. Манёвр для гостя был неожиданным. Александр не знал, что делать. В такой нестандартной ситуации он оказался впервые. Чтобы защитится, он стал размахивать рюкзаком, но противник стал окружать его со всех сторон и физический урон был уже неминуем.

— А ну я вас! Пошли отседа! – раздался грозный голос, и гуси с весёлым гоготанием дружно бросились в сторону пруда.

— Чё гусей моих задираешь? – серьёзно спросил спаситель.

— Добрый день! Это они на меня первые, — начал оправдываться Александр.

Спаситель был пожилой мужчина среднего роста, с небритым, покрытым густой сетью морщин, лицом. Несмотря на тёплую погоду, на нём была телогрейка, матерчатая кепка, а на ногах, как ни странно, начищенные до блеска хромовые сапоги. В руке держал дымящуюся «козью ножку».

— Ну, здрасьте, — пыхнул табачным дымом старик.

— А не Вы ли будете Митрич? – медленно, боясь сказать что-нибудь не так, выговорил Александр.

— Ну, я Митрич.

— Вам большой привет от Самсоныча, — сказал и громко выдохнул, — вот.

— Ну, так бы сразу и сказал, а то чё к гусям приставать, — засмеялся Митрич.

— Самсоныч сказал, что Вы можете помочь мне.

— Ну, раз сказал, значит помогу. Проходи в дом.

Дом внутри оказался очень прост, небольшие сени, кухонька и большая комната, в дальнем углу стояла перегородка, за которой была видна кровать. У окна стоял стол, а на нём самовар. В стакане с подстаканником был чай, хозяина явно оторвали от чаепития.

— Ну, вон, давай садись, чай пить будем, — с этими словами Митрич поставил на стол ещё один стакан.

— Спасибо! – не сопротивлялся Александр.

Когда чай был налит и на стол поставлена тарелка с пряниками, Митрич отхлебнул из стакана и внимательно посмотрел на гостя.

— Ну, давай. Чё там у тебя?

Старик своим видом и поведением как-то располагал к себе и Александр, не торопясь, стал рассказывать о своей жизни. В ходе рассказа Митрич, то слушал тихо, а то начинал кряхтеть. В конце хмыкнул и поднял на Александра свои выцветшие глаза.

— Ну, ты… да, — помолчал, потом твёрдо сказал, — давай, ну, оставайся у меня, а там разберёмся.

Гость как-то странно провёл взглядом по комнате.

— Ну, ты на счёт этого не беспокойся. Сегодня вон те две лавки составишь и переночуешь, а завтра определю тебя.

На том и порешили.

Спать на лавках было хоть и жестковато, но Александр почувствовал спокойствие и уют, поэтому сразу заснул. Ночью ему приснился странный сон, сидит он в машине, а её из кювета вытаскивают коровы, и управляет этими коровами Митрич.

— Ну, вставай, что ли, — разбудил хозяин. – А то заспался, вон уже почитай шесть часов будет.

— Такая рань, — с сожалением проговорил Александр. – Доброе утро, Митрич.

— Утро оно доброе, когда раннее, — Митрич суетился у стола. – Ну, давай завтракать и хозяйствовать. Жизнь тебе надо заново начинать.

После завтрака отвёл Митрич Александра в баню.

— Ну, обустраивайся. Жить здесь будешь. Ну, а работёнку я тебе надумал, надо только с бабами посоветоваться.

До обеда, пока Александр обживал своё новое жилище, Митрича дома не было. Как он сказал: «пошёл по делам». Когда пришёл, велел собираться на обед.

— Ну, пойдём обедать. Анька накормит.

Обедали у Анны Ивановны.

— Ляксандр, ну, так вот, — завёл разговор Митрич. – Как и говорил ранее, жить будешь у меня, с голоду не помрёшь.

— Спасибо!

— Ну, пока не за что.

— А он всё время «спасибо» говорит, — вставила Анна Ивановна.

— Ну, это ладно. Всё же человек культурный, — продолжал Митрич. – У нас в деревне одиннадцать коров. До давешнего года  выгоняли их пастись в поле. Ну, это я их гонял туда. Нынче уже силов нет.

— Ой, у него-то силов нет, — опять встряла хозяйка.

— Анька! Ну, не встревай в разговор. Ну, вот ты и будешь у нас теперь пастухом.

При последних словах Анна Ивановна и Митрич засмеялись. Александр не мог понять, серьёзно они говорят или шутят.

— А я смогу? – робко спросил он.

— Ну, а чёт тут? Ты человек с образованием, с коровами не справишься что ли. На первах я тебе подсоблю.

Александр согласился. А что было делать? Тем более что он и не знал, что делать.

— Ну, вот, завтра после утренней дойки и пойдём, — закончил разговор Митрич.

Рано утром пастухи собрались в путь. Митрич вооружился кнутом, Александру дал длинную палку и кожаную сумку, которая вешалась на ремне через плечо. Как объяснил Митрич, в ней обед.

Что же они так рано доят коров, думал Александр, зевая, следуя за инструктором. Мысль о том, что это будет повторяться каждое утро, не радовала.

Коровы, направляемые хозяйками, послушно выходили на дорогу и шли в одном, видимо, давно известном им направлении. Столько коров одновременно Александр никогда в жизни не видел, и его тут же посетила мысль о том, как будет он с ними справляться. Митрич залихватски свистнул и щёлкнул кнутом. Коровы оживились и пошли чуть быстрее.

Выйдя за деревню, стадо расползлось справа и слева от дороги, но продолжало идти в одном направлении.

— Ну, они-то знают куда идти, — инструктировал Митрич. – Ты главное смотри, чтобы не отбился кто.

— Понял, — неуверенно ответил Александр.

— Ну, во! Смотри! Видишь, пошла куда. Ну-тка, верни.

Александр впал в ступор. Митрич слегка подтолкнул его в спину. Корова оторвалась от стада и углубилась в кустарник. Подойдя к корове, Александр остановился, чтобы перевести дух, и оглянулся на Митрича. Тот кивнул головой, мол «давай». А что «давай»? Делать-то что? Александр осторожно ткнул животное палкой в спину. Никакой реакции не последовало. Он слегка стукнул палкой, в ответ услышал короткое мычание.

— Эй! Ну! Пошла! – начал неуверенным голосом произносить короткие команды Александр.

Неожиданный свист и резкий щелчок кнута, раздавшиеся сзади, заставили новоиспечённого пастуха подпрыгнуть на месте.

— Ну, пошла отседа! – Митрич ещё раз щёлкнул кнутом. Корова резко рванула в сторону, чуть не сбив с ног Александра.

— С ними как с бабами надо, а то так до утра не уговоришь, — засмеялся Митрич.

Стадо продолжило свой путь, а пастухи шли следом. Митрич рассказывал о местных достопримечательностях, Александр внимательно слушал и время от времени задавал вопросы.

В середине дня стадо подошло к речке и коровы зашли в воду, и стали пить.

— Ну, во. Самое время и нам подкрепиться, — Митрич подошёл к бугорку, достал из-за пазухи кусок сложенной материи и расстелил её на траве.

— Ну, давай суму, — получив сумку с продуктами, он стал извлекать из неё съестные припасы и раскладывать их на импровизированном столе. Картофель в «мундире», огурцы, помидоры, головка лука, две варёные куриные ножки, хлеб и бутылка молока.

Как только Александр сел на траву, у него загудели ноги. Так много без перерыва он не ходил давно. Усталостью отозвались ранний подъём и лишний вес. Лёгкий обед начал отключать мозги, потянуло в сон.

— Ну, всё! Пошли, — слова Митрича прозвучали как команда «Подъём!».

Первые шаги дались тяжело, тянуло к земле. Тут Митрич направил Александра вернуть в коллектив всё ту же корову, которая теперь никак не хотела выходить из воды. На этот раз Александр решил с ней не церемониться, взял ком земли, кинул в воду рядом с коровой и громко крикнул: «Ну-у-у вот я тебя!». Напуганное животное кинулось из воды догонять сородичей.

— Ну, ты… это, поласковей. Корова, как баба, ласку любит.

К вечеру стадо, непонятным образом вошло в деревню с другой стороны. Видимо, подумал Александр, за день они сделали большой круг вокруг Зелёного луга, а вроде шли всё время прямо.

Коровы спокойным шагом разошлись по своим дворам, а пастухи отправились к Анне Ивановне на ужин. Во время ужина Александр заснул за столом. Митрич хотел разбудить, но Анна Ивановна упросила, мол, пусть часок поспит.

Ровно через час Митрич разбудил «воспитанника» и отправил спать в баню, а сам остался чаёвничать с хозяйкой.

Так закончился первый трудовой день Александра. Спал он, как говорится, без задних ног. Никаких снов, только крепкий глубокий сон. На лице спящего играла улыбка уставшего, но счастливого человека.

Утренний подъём был тяжёлым. Мышцы ног и спины жутко болели. Раньше, в таком состоянии, Александр ни за чтобы не встал, но сейчас… откуда только сила воли взялась. Хотя, в роли силы воли выступил Митрич.

Собирая стадо, Александр думал про себя о том, что видимо он был не прав, когда решил удалиться и начать всё заново. Также приходила мысль, что не хватит у него ни моральных, ни физических сил на этот подвиг. Но, инстинкт налегал, а совесть подталкивала, и он шёл вперёд, за коровами.

До обеда время тянулось очень долго. Тяжёлые малоподвижные ноги с каждым шагом отдавали болью в спину, ну а спина уже ломала волю и заставляла сдаться и присесть. И вот, наконец, долгожданный обед. Скинув сапоги, Александр удобно устроился на траве.

После еды сон сморил мгновенно. Снилась мама. Она звала Сашу обедать. Мальчик прибежал с улицы и сел за обеденный стол. Мама подошла к нему и со словами: «Сашенька, так нельзя», начала мокрым полотенцем вытирать ему лицо. И тут, до его сознания стало доходить, что его лицо действительно протирают чем-то мягким и влажным. Открыв глаза, он мгновенно вскочил на ноги, а облизывающая его лицо корова, рванула в сторону и побежала к речке.

Его глазам открылась жуткая картина. Стадо, спокойно пощипывая траву, разбрелось в разные стороны. Александр кинулся собирать беглецов. Бегая то в одну сторону, то в другую, удалось собрать стадо и направить в нужном направлении. Это был успех. Он смог. Сам. Охватив взглядом всё стадо, Александр понял, что коровы не все. Стал пересчитывать, и точно, одной не хватает. Сначала прошиб холодный пот, а затем, сильно забилось сердце, и он запаниковал. Что делать? Решение пришло одно – искать, но без отрыва от главного дела.

Если кто со стороны смотрел на то, как пастух то и дело бегает от стада в кусты, потом обратно, а затем в другую сторону, то можно было предположить, что у него острое расстройство кишечника…

Вечером, стадо входило в деревню. Сзади шёл пастух. Мокрые взъерошенные волосы, пропитанная потом одежда, отрешённый виноватый взгляд, так выглядел командир стада. У околицы стоял Митрич, широко расставив ноги, руки упёрты в бока. Взгляд был суров. Увидев Митрича, у Александра подкосились ноги.

— Ну, пастух. Как день прошёл?

— Я…, — Александр остановился, — у меня беда.

— Ну, какая такая беда? – Митрич был серьёзен.

— Я корову потерял.

Митрич нахмурил брови и… громко рассмеялся.

— Ну, ты, паря даёшь, — продолжал смеяться старик. – Не боись, пришла твоя корова домой, ещё днём пришла. Мы уж тут испугались, думали с тобой что случилось. Но, так как другие коровы не вернулись домой, решили подождать вечера.

Александр не знал, что делать, радоваться или каяться. Немного постояв, понял, что гроза прошла мимо и тоже засмеялся.

— Ну, пошли к Аньке, она по случаю твоего боевого крещения кормит нас ужином.

Так и зажил Александр в Зелёном лугу у Митрича. Потихоньку втянулся в пастушечье дело и день за днём стал приобретать авторитет у местных. Бабы к нему уже стали обращаться – Александр Иванович. Коровы признали и привыкли к нему, да и он всех их по имени стал называть. С наступлением зимы Митрич приобщил Александра к ремонту зимней обуви и тулупов. Дело было нелёгким, требовались крепкие пальцы и определённый навык. Сколько раз Александр искалывал пальцы в кровь, но не бросал работы.

Как-то Митрич, заметил, что одежда на Александре висит мешком. И тут, Александр, осмотрев себя перед зеркалом, понял, что явно сбросил несколько килограммов лишнего веса. А то, за делами и не обращал внимания на то, как дырки в ремне ковырял.

Прошла зима, а потом ещё одна. В середине лета решил Александр возвращаться домой в город.

— Ну, Митрич, пора, наверно, мне домой возвращаться.

— Ну, почему «наверно»? Обязательно. Ты, Иваныч, уже созрел. Мужиком настоящим стал. Пора тебе жизнь свою налаживать. Жаль тебя отпускать, но ты ещё молод, дел у тебя ещё полно.

— Спасибо!

— Ну, на здоровье, — и оба засмеялись.

Галина на кухне готовилась к обеду. Скоро должен был прийти из института сын. Раздался дверной звонок.

— Странно, — проговорила вслух Галина и пошла открывать дверь.

В дверях стоял высокий стройный мужчина с загорелым и знакомым лицом.

— Саша? – неуверенным голосом спросила удивлённая Галина.

— Здравствуй, Галя!

— Здравствуй!

— Можно войти?

— Да, да, конечно. Заходи.

Александр вошёл в прихожую, поставил на пол рюкзак и сумку. Галина осмотрела его и покачала головой.

— Уходил с одним рюкзаком. А теперь и сумка есть. Значит у тебя всё хорошо?

— Да Галя, всё хорошо. Вот заехал посмотреть на вас.

— Два года ни слуху, ни духу. А тут объявился, — Галина сказала эти слова спокойно, без злости.

— Не мог я объявляться, да и права не имел. Нет меня того, который был. Нет. Ушёл он в никуда.

— Проходи на кухню, обедать будем. Сейчас Вовка придёт из института.

— Студент? Молодец.

— Где ты был? Постройнел, загорел, — Галина обратила внимание на его руки. – Руки какие стали у тебя, силой от них тянет.

— Был далеко, среди простых людей, занимался сельским хозяйством. А вы тут как?

Галина опустила глаза.

— Развод я оформила, как мы с тобой и договаривались. Вот живём. Скоро я выйду замуж. Он человек хороший и Вовка не возражает.

— Понятно. Ключи от квартиры родителей у тебя? Не сдаёшь?

— Да, ключи здесь. Жили в квартире в прошлом году знакомые, но уже давно съехали.

— Поживу я там. Эту квартиру я на тебя переоформлю, а ту на сына. А пока там буду.

— Чем заниматься будешь? – Галина посмотрела на Александра.

— Пока не знаю. Подумаю. Я, Галя, по-другому теперь на жизнь смотрю, ценности поменялись.

— И какие теперь у тебя ценности? – взгляд был вызывающим.

— Люди. Люди, Галя, это самое ценное, и отношения между ними.

Хлопнула входная дверь. Александр встал и с напряжением стал вглядываться в коридор. Из темноты прихожей вышел молодой человек.

— Мам, это я. У нас гости?

— Да, сынок, гости.

— Папа? Ты? – Володя вбежал на кухню и прыгнул в объятия отца.

На глазах Александра выступили слёзы. Больше всего он волновался по поводу предстоящей встречи с сыном. Много думал о том, как всё объяснить ему. Поймёт ли? Не отвернётся? А на деле всё произошло по-другому, так, как он и не ожидал.

Через две недели, с помощью знакомых, Александр устроился на работу. Небольшая компания занималась установкой систем очистки воздуха. Маленький дружный коллектив пришёлся Александру по душе. Квартиру родителей он передал сыну, так как Галина вышла замуж. Сам же переехал жить в загородный дом, который построил ещё будучи «крутым». До конца отделка в доме не закончена, но зато удобно добираться до города и на машине, и на общественном транспорте. Время стремительно полетело вперед. 

Накануне нового года компания проводила корпоративный вечер. Были приглашены все сотрудники. В ходе мероприятия Александр обратил внимание на девушку, которая держалась немного в стороне от шумных компаний. Ничего особенного в её внешности не было такого, что могло привлечь внимание. Его привлекло именно поведение девушки, оно резко отличалось от поведения всех приглашённых.

— Здравствуйте! – Александр подошёл к незнакомке и улыбнулся. -Разрешите познакомиться? Александр.

— Да. Здравствуйте! – ответила девушка и посмотрев в глаза подошедшего представилась, — Юля.

— Очень приятно. А Вы в нашей компании работаете?

— А тут все из нашей, — девушка улыбнулась.

— Я что-то Вас раньше не видел. Уже полгода работаю здесь.

— А я больше года. Я видела Вас неоднократно. Вы всегда быстро по офису ходите и, по-моему, ничего вокруг не замечаете, — сказав эти слова, Юля засмущалась.

— Ваша правда. Так и есть, — виновато ответил Александр. – А почему одна стоите?

— Я не очень шумные мероприятия люблю.

— Но ведь Новый год. Это всегда весело и шумно.

— В Новый год я люблю посидеть в уютном месте, например, дома, тихо и при свечах. Чтобы было некое таинство, — глаза девушки горели и Александр представил обстановку, о которой она говорила.

— Да. Действительно здорово, – Александр осмотрелся вокруг. – Юля, пойдёмте вон к тому столику в углу. Там, по-моему, уютно и потише, чем здесь.

Девушка согласилась, и они пошли к намеченной цели.

Весь вечер Александр и Юля были вместе. Они разговаривали, танцевали, пили шампанское и опять танцевали. Девушка значительно повеселела, общаясь с Александром, видимое напряжение отступило.

В конце вечера Александр предложил Юле проводить её до дома.

— Если Вам удобно, то я не против, — ответила на предложение девушка.

— Юля, предлагаю перейти на «ты». А то весь вечер вместе и всё «вы» да «вы».

— Хорошо.

Вернувшись домой, Александр долго не мог улечься спать. Ходил по дому, выглядывал из окон на улицу, как будто кого-то ждал, несколько раз наливал себе чай. Всё никак не мог найти себе места, чтобы успокоиться.

Мысль пришла одна – неужели влюбился. Ничего особенного в Юле он не увидел, но какая-то сила всё вновь и вновь направляла его мысли к образу девушки. Вечер, проведённый с ней, ему очень понравился. От Юли веяло теплом и радушием.

С этого дня жизнь Александра потекла по другому руслу. В офисе каждый раз, проходя мимо кабинета, где работала Юля, он находил повод, чтобы зайти и поздороваться. А после работы провожал её домой. И с каждым днём ощущение необходимости видеть и разговаривать с Юлей росло. Всё свободное время Александр думал только о ней. И со стороны Юли он тоже заметил симпатию к нему.

Через месяц знакомства Александр признался Юле в любви, и она ответила ему взаимностью. На следующий день они пошли и подали заявление в ЗАГС и в назначенное время расписались.

Юля жила в городе со своей бабушкой в однокомнатной квартире, и Александр предложил молодой жене перебраться в загородный дом, хотя и недостроенный.

В конце марта молодожёнов отправили в командировку в Вологду, на конференцию. Это им от руководства был своеобразный подарок.

Три дня пролетели быстро. Последнюю ночь Александру спалось очень плохо. Он долго не мог заснуть. А когда заснул, приснился ему странный сон. Снился ему пожар. Горел коровник, и он выгонял коров из горящего строения. Утром тревога никак его не покидала. Юля как могла, успокаивала мужа.

— Саша, успокойся, это только сон.

— Юленька, знаешь, после некоторых событий я верю в сны. Верю, что там скрыта какая-то информация.

— Хорошо, приедем домой и в спокойной обстановке подумаем вместе. Сегодня последний день конференции и твоё, между прочим, выступление.

-Да, да, — тревога не оставляла в покое Александра. – Будь по-твоему, дома разберёмся.

Подъехав к посёлку, Александр обратил внимание на то, что вид населённого пункта изменился. В чём произошла перемена, он понять пока не мог.

— Саша, — тихо сказала Юля. – Нашего дома нет.

И тут он понял, что было не так в посёлке. Их дом отсутствовал на месте. Один высокий кирпичный забор, и всё. Больше ничего.

Как только они выехали из-за угла на соседнюю улицу, всё стало ясно. Распахнутые покорёженные ворота всё объяснили. На месте дома были остатки недогоревших брёвен, из которых когда-то состоял дом.

— Вот тебе и сон в руку, — как-то безразлично проговорил Александр.

— Александр Иванович, — громко позвал полный мужчина. – Приехали? Здравствуйте!

— Олег Григорьевич, здравствуйте!

Поздоровавшийся мужчина подошёл, посмотрел на Юлю, затем на Александра и тяжело вздохнул.

— Да вот, два дня назад пожар был. Внутри, внизу началось видимо. Ну, пока вызвали пожарных, пока приехали… Вот, только угли потом и заливали.

— Да-а-а, — тяжело извлёк из себя звук Александр, внимательно рассматривая пожарище.

— Как теперь жить-то будете?

— Проживём! – прозвучал твёрдый ответ.

— Саша, что дальше делать?

— Пока поехали, навестим твою бабушку.

На Александра как будто снизошло озарение. Он изменился в лице, следов растерянности не осталось, во взгляде появилась твёрдость. Машина развернулась и быстро поехала из посёлка.

Временно определились жить у Юлиной бабушки, как говорится «в тесноте, но не в обиде». На работе все посочувствовали ребятам по поводу случившегося и предлагали всякую помощь. Александр стал много звонить по телефону, явно не по работе. На вопросы Юли по поводу телефонных разговоров коротко отвечал: «Потом объясню». Потом, как-то отпросился у руководства с работы на полдня. Домой приехал поздно, в хорошем настроении.

— Юленька, а поесть что-нибудь можно? – с горящими глазами задал вопрос жене.

— Конечно. Сейчас сделаю, — спрашивать Юля у мужа ничего не стала, чувствовала, что он сам сегодня расскажет что-то интересное.

Закончив с ужином, Александр молча посмотрел на жену, улыбнулся, потом сделался серьёзным и спросил:

— Дорогая, ты готова круто поменять жизнь?

— С тобой, да, — прозвучал быстрый ответ.

— Тогда доверься мне и слушай. Все вопросы потом.

— Хорошо!

— И так. Я продал участок, где у нас стоял дом. Место престижное и продал я удачно.

— Замечательно! – Юля оживилась.

— Да. Но это не всё. Я купил два гектара земли в ста пятидесяти километрах от города, рядом с деревней.

На эту новость не последовало никакой реплики. Юля молча смотрела на мужа и не знала как реагировать.

— Ты пока не волнуйся и принимай информацию такой, какая она есть.

Жена покачала головой в знак согласия, не проронив ни слова.

— На земле мы построим дом, заведём хозяйство и будем фермерствовать. Надеяться только на себя, сами будем решать все свои проблемы, ни от кого не будем зависеть. Я к этому готов, тем более, у меня есть опыт. Я знаю с чего начать, а если что, люди подскажут. Ты, согласна к такому повороту?

— К такому повороту я пока не готова, но согласна, — тихо размеренно проговорила Юля.

— Отлично! Завтра обговорю с руководством все вопросы касательно окончания нашей работы в фирме. А сейчас, спать. Сегодня был тяжёлый насыщенный день.

Проблем с руководством не было. Александра и Юлю попросили поработать ещё месяц, чтобы подготовить замену. На том и решили. Через месяц начинающие фермеры переехали в снятый дом в деревне по соседству с купленной Александром землёй.

Первым делом построили строение для размещения домашних животных и за отсутствием оных, сами переехали туда жить. Купили две козы и цыплят. Организовали небольшой огород. К концу осени построили дом. Но зимовали вместе с домашними животными в сарае, дом внутри отделать не успели.

Юля освоилась с животными и птицей. Козы принесли потомство, хозяйство стало расти. Александр занимался строительством, заготовкой кормов, освоил сыроварение. Зимой ходил в местную деревенскую школу и преподавал детям физику и физкультуру. Там и был-то всего один класс, в котором собрали детей разных возрастов со всей деревни. Александру нравилось заниматься с детьми и те тянулись к нему, почувствовав в нём небывалую доброту.

А на следующий год был куплен трактор, корова. Засеяли поле пшеницей. Хотелось самому выпекать хлеб. Вспомнил Александр, как в детстве ездил с родителями в деревню к бабушке. И до сих пор он помнил вкус хлеба, который выпекала бабушка. И наконец-то переехали в дом.

На вторую зиму обвенчались. Жизнь потекла широкой полноводной рекой. Уже к ним приходили односельчане поучиться и посоветоваться.

К лету ждали пополнения в семье. Радости не было предела. Александр ходил всё время и улыбался. А Юля, при разговоре с ней односельчан, смущённо опускала глаза. Лицо её светилось.

В назначенное время Александр отвёз Юлю в роддом. Вернувшись домой не находил себе места. Постоянно ходил на скотный двор, проверял живность. В сарае начал поправлять кладку дров. Спустился в подвал и осмотрел систему водоснабжения. Хотел было залезть на крышу и проверить трубу, но потом подумал, чего её проверять, труба она и есть труба. Осмотрел окна в доме, нет ли щелей. Пошёл на огород, обошёл все грядки, заглянул в теплицу  и вдруг…

Сначала в кармане завибрировал телефон, а затем раздалась знакомая мелодия. Не торопясь, медленно и спокойно он извлёк из кармана мобильный телефон.

— Алло!

— Сашенька! – раздался радостный голос жены. — Алло! Сын! У тебя сын родился!

Взяв телефон двумя руками, он громко засмеялся и тихо, ласково сказал в трубку:

— Спасибо, Милая. Люблю!

Вытянул руки вверх, к небу и громко крикнул:

— Люблю-ю-ю-ю-ю!…..

2017, январь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *