Прорыв

На рассвете, дежуривший у стереотрубы разведчик, вбежал в землянку и произнёс всего одно слово: «Немцы!». Это короткое слово мгновенно подняло спящих в землянке на ноги, схватив оружие и одеваясь на ходу, все выскочили наружу.

Было раннее утро, плотный туман, висевший над самой землёй, не давал возможности рассмотреть, что происходило вокруг. Со всех сторон доносилась стрельба, разрывы ручных гранат и гортанные выкрики фашистов.

— Женя, — крикнул начальник разведки дивизиона старшему сержанту Пасюкову, — прикрой, пока мы с Чертовских соберём документы.

Вбежав в землянку капитан с сержантом быстро стали запихивать в полевые сумки документацию. Наверху затрещали автоматы, послышался разрыв гранат.

— Быстрей! – крикнул капитан. – Отходим! — и скрылся в дверном проёме.

Кто-то выстрелил из ракетницы, ракета ударилась о бруствер, рикошетом угодив в капитана, и сбила его с ног. Солдаты из прикрытия подбежали к начальнику разведки, подхватили его и побежали вниз к речке.

Сержант, выбежал из землянки и дал очередь из автомата по брустверу. В ответ «сработали» два «шмайсера». Виктор бежал по траншее, пули роем летали вокруг, шлёпаясь в мокрую землю. Он бежал, падал, вставал и опять бежал, стремясь в спасительную низину, затянутую туманом. Там спасение. Через несколько минут он почувствовал, что оторвался от противника, и чуть не столкнулся с бежавшим навстречу рядовым Воронцовым.

— Куда тебя несёт?

— Мы же все катушки в землянке оставили, — тяжело дыша, чуть не крича, произнес связист.

— Назад! К берегу, готовь подручные средства для переправы.

На подходе к реке они догнали всю группу.

— Что будем делать? – сержант задал вопрос начальнику разведки.

— Занимать оборону здесь нет резона. Нас всего пять человек, — он показал рукой в сторону разлившейся  весенним половодьем реки. — Надо переправляться на другой берег.

Чуть в стороне увидели изгородь из жердей. Подтащили к воде и услышали сзади автоматную стрельбу. По воде зацокали пули.

— Немцы. К берегу выходят.

— Чертовских и Пасюков, прикрываете отход, — быстро скомандовал капитан.  – Остальные за мной!

Трое бросились в воду, а двое оставшихся, заняли позиции под деревьями.

Когда гитлеровцы подошли на дистанцию выстрела, по ним ударил плотный автоматный огонь, они залегли, кто-то закричал.

— Не зря патроны расходуем, — шепнул Пасюков.

Началась перестрелка. На длинные очереди немецких автоматов отвечали короткими. Немцы начали обходить обороняющихся. Сержант длинной очередью заставил фашистов залечь, но его автомат замолчал. Кончились патроны. Пасюков машет рукой – «уходи». Бросив последнюю гранату, Виктор скользнул к реке. На ходу скинул телогрейку, положил её на приготовленную жердь, прихватил ремнём автомат и вошёл в воду. Холодная вода быстро прошла сквозь одежду и сковала всё тело так, что нельзя было вздохнуть. Намокшее обмундирование, сразу прилипнув к телу, камнем потянуло на дно. С каждым мгновением тело прибавляло в весе, плыть становилось всё трудней.

Автомат Пасюкова замолчал. Сержант оглянулся назад. Плывёт Женька! Молодец! Немцы пока не стреляют. С восточного берега ударил крупнокалиберный пулемёт, стреляли через головы плывущих по оставленному берегу.

— Прикрывают, — хлебая холодную воду, сказал Виктор и на душе потеплело.

Хотя речка была неширокая, ему казалось, что плыл он целую вечность. Выйдя на берег, сержант услышал сзади странный звук, обернувшись он увидел выходящего из воды, громко стучащего зубами Пасюкова.

— Ттттты, — начал было фразу Виктор, но понял, что ничего сказать не сможет, его зубы также стучали, а челюсти начало сводить.

— Гы-гы-гы, — раздалось вместо смеха.

Собравшиеся вместе, все, кто перебрался с западного брега, мокрые, сжавшиеся в комок люди, дрожали от холода. Их сразу предупредили, что уходить в тыл от берега никому не разрешено. При попытке уйти отсюда, заградотряд будет стрелять из пулемёта.

— Ааа, ммать иих… — Пасюков полез по крутому берегу вверх.

Несколько человек последовали за ним. Только выбрались на ровное место, хлестнула длинная очередь из крупнокалиберного пулемёта. Пули легли ровной линией перед поднявшимися наверх людьми, отсекая путь движения. Все инстинктивно прижались к земле, отпуская в адрес стрелявших, самые крепкие эпитеты и грозя им кулаками. Стали отползать назад. Было до слёз обидно.

Только с наступлением темноты всем разрешили покинуть берег и убыть в свои подразделения.

В штабе дивизиона, выслушав доклад о действиях группы и об утраченном имуществе, начальник штаба, капитан Волкотруб, глухим простуженным голосом сказал:

— Обстановка нам известна. Утраченное имущество восстановите за счёт трофеев. Немедленно убыть на наблюдательный пункт командира дивизиона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *